Scientific journal
Modern high technologies
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,021

1 Baltaevа V.T. 1
1 Kazan State Medical University Ministry of Health of the Russian Federation

В языкознании имена собственные играют важную роль в передаче особенностей жизни представителей тех или иных национальностей. В последние десятилетия особую значимость приобретают эргонимы – один из видов имен собственных, они наиболее тесно связаны с общественной жизнью нации. Основное назначение эргонимов – обозначение названий различных объектов, организаций по всем видам их функционирования. Подобные ономалистические единицы всесторонне исследовались учеными: изучались особенности образования и семантики эргонимов (А.В. Беспалова,
С.В. Земскова, М.В. Китайгородская, Н.В. Носенко, А.М. Емельянова и др.), функции имен собственных (Г.А. Донскова, И.В. Крюкова,
Н.В. Шимкевич, О.С. Яковлева, Д.А. Яловец-Коновалова и др.). В настоящее время представляется актуальным исследование эргонимов национальных языков, в том числе татарского, в синхроническом и диахроническом
аспектах.

Эргонимические единицы, как и другие виды имен собственных, появившиеся в отдельные периоды развития общества в результате социально-политических преобразований, претерпели большие изменения в плане содержания и формы. В связи с этим последовательное и систематическое исследование эргонимов позволяет глубже изучить историю общества, общественно-политическую жизнь нации. В русской филологии в 1960–1970-е гг. стал подниматься вопрос об особенностях появления и наименований организаций, магазинов, кафе, и, в связи с этим, о праве выделения самостоятельной ветви ономастики, рассматривающей подобные явления. Основополагающие идеи татарской ономастики в те годы развивались в унисон с русской ономастикой, безусловно считающейся передовой. В частности, Г.Ф. Саттаров, вносит важный вклад в формирование татарской ономастики как науки, в пособии «Этапы развития и очередные задачи татарской ономастики», изданной в 1970г., отмечал, что наряду с другими областями в ономастике есть область, изучающая название предприятий, магазинов, кафе и др., что представляет основной интерес с точки зрения эргонимии [1, 3]. В последние годы в татарском языкознании появились исследования, посвященные эргонимам: статьи Р.Б. Бадертдинова «Пути развития татарской эргонимии» [2, 21], Г.Р. Галиуллиной и Р.Б. Бадертдинова «Функционирование антропонимов в качестве эргонимов в татарском лингвокультурологическом пространстве» [3, 95: 99], А.А. Гафуровой «Основные подгруппы ономастической лексики, использованной в текстах татарской рекламы» [4, 43–44], О.Р. Хисамова «Об ошибках в вывесках г. Казани на татарском языке» [5, 251] и др. Однако в монографическом плане в татарском языкознании эргонимы не исследовались.

Изучение особенностей и структуры татарских эргонимов вносит ясность в историю развития промышленности, торговли, искусства культуры, национального издательского дела, поскольку эргонимы, как и другие единицы ономастики, предоставляют сведения об особенностях жизнедеятельности нации, а также возможность глубокого изучения истории татарского народа. Цель настоящей статьи – анализ эргонимов г. Казани, связанных со сферой обслуживания в XVIII – XX вв.

В XVIII в. Казань становится четвертым по величине городом России, столицей огромной губернии, «в которую входили территории на севере – до Вятской земли, на востоке – до Урала и Сибири, а также вся Волга – от Астрахани до Нижнего Новгорода» [6, 13]. Город с тысячелетней историей был культурным центром, он объединил торговцев со всего мира.

Казань на протяжении веков поддерживала тесные контакты со странами Европы, Центральной Азии, Закавказья. Сюда приезжали торговцы и послы из Китая, Монголии. Например, в XVII в. чайную продукцию можно было встретить только на базарах Москвы и Казани: казанские торговцы привозили ее из Пекина. О том, что Казань являлась передовым городом не только в сфере торговли, но и культуры, просвещения, промышленности, свидетельствуют бытовавшие в то время эргонимы.

В Казани уже в XVII–XIX вв. работали базары, гостиницы, различные фабрики и заводы, функционировали многочисленные медресе. Для каждого из этих объектов с целью индивидуализации, благозвучия использовались особенные наименования. Большинство из них в настоящее время утрачены, забыты или сохраняются в названиях улиц, площадей и т.д. Некоторые, претерпев небольшие изменения, продолжают употребляться как названия объектов сферы обслуживания и промышленности. Все это свидетельствует о многовековой истории татарских эргонимов.

В ХIХ столетии Казань славилась теми, кто активно занимался сферой обслуживания. В этот период открывались не только базары, магазины, но и множество мест отдыха, т.е. трактиров, гостиниц. Количество больших и малых гостиниц в Казани в ХIХ в. достигало 50. Среди них следует назвать «Болгар номерлары» («Булгарские номера»). Гостиница располагалась на перекрестке современных улиц Московская и Татарстан. Для татар эта гостиница связана с народным татарским поэтом – Габдуллой Тукаем. Приехав из Уральска в Казань Тукай поселился в этой гостинице, здесь он создал свои бессмертные произведения [7, 42]. Как следует из названия, эргоним «Булгар» часто использовался татарским народом в ту эпоху. В настоящее время нет ни этой гостиницы, ни самого здания. Однако, в 80–90-е гг. ХХ в. эргоним «Булгар» возобновил свое существование в названиях различных организаций.

Гостиница – «Амур», в ней некоторое время жил знаменитый писатель Фатих Амирхан. Располагалась она на месте дома №70 современной улицы Московская. После 1917 г. гостиница также была закрыта.

Для Казани и в тот период были характерны различия в употреблении эргонимов. Перечислим, например, только названия гостиниц: «Пассаж», «Франция» (известно, что эта гостиница располагалась на современной улице Кремлевская), «Гранд-отель», «Казанское подворье», «Волга», «Европа», «Сибирские номера», «Волжско-Камские номера», «Уральское подворье» и др. Эти эргонимы еще раз подтверждают, что Казань издавна являлась крупным культурно-политическим центром, объединившим на своей территории представителей различных национальностей. Эргонимы «Волга» и «Гранд-отель» существуют до сих пор. Несмотря на то, что они не являются преемниками зданий прежних гостиниц, их использование в настоящее время свидетельствует о том, что они имеют большое значение.

В ХIХ в. в Казани было много столовых, которые часто посещали люди низшего сословия. Так, на «Сенном базаре» рядом с торговыми рядами было множество чайхан, трактиров, харчевен (дешевых столовых), ночлежек, каждое из которых для своей эпохи носит значимое, интересное название. Одна из таких харчевен известна под названием «Җамали хәрчәүнәсе» («Харчевня Джамала»). Она располагалась на перекрестке современных улиц Парижская Коммуна и Московская. Сюда, из-за близости «Сенного базара», ходило много народа. Сейчас и сам «Сенной базар», и «Харчевня Джамала», а также их названия остались только в исторических записках.

Казань всегда отличалась обилием ресторанов, но в историю рестораны вошли, в основном, с русскими названиями или названиями на иностранных языках: «Пале-де Кристаль», «Славянский базар», «Панаевский сад», «Русская Швейцария» и др.

Среди названий организаций в сфере обслуживания есть эргоним «Казан купецлар банкы» («Казанский купеческий банк»). Сейчас на этом месте на улице Мусы Джалиля расположено здание Республиканского Министерства экономики.

Следует отметить, что в 1879 г. в Казани насчитывалось 66 фабрик и заводов,
а в 1890 г. – уже из них 78 [8, 26], 90 % принадлежали татарским дельцам [9, 193]. Именно поэтому большинству организаций давались татарские названия. В этих эргонимах полностью отражены имена организаторов, хозяев предприятий, например: «М.И. Үтәмешев киҗе-мамык фабрикасы ширкәте» («Компания хлопчатобумажной фабрики М.И. Утяшева»), «Абдуллин һәм Фәйзуллин күн аяк киеме җитештерү заводы ширкәте» («Компания завода по производству кожаной обуви Абдуллина и Файзуллина)», «И. Арсланов сабын кайнату һәм глицерин заводы ширкәте» («Товарищество мыловаренного и глицеринового завода И. Арсланова»), «Уллары белән Әхмәтҗан Сәйдәшев һәм Бакый Субаев сәүдә промышленность ширкәте» («Компания торговой промышленности Ахметжана Сайдашева с сыновьями и Бакый Субаева»), «Алафузов Казан күн эшкәртү заводы ширкәте» («Компания Казанского завода по выделке кожи Алафузова»), «Алафузов фабрика-заводларының сәүдә-промышленность җәмгыяте» («Общество торговой промышленности фабрик и заводов Алафузова»), «Агалы-энеле Крестовниковлар фабрика-сәүдә ширкәте» («Компания торговой фабрики дяди и братьев Крестовниковых»), «Мөхәммәдрәхим Юнысовның юфть (йомшак күн) эшкәртү заводы ширкәте» («Компания завода по производству юфтевой кожи Мухамедрахима Юнусова»), «Габделкәрим Юнысовының сабын кайнату заводы ширкәте» («Компания мыловаренного завода Габделькарима Юнусова»), «Гобәйдулла Юнысовның күн эшкәртү заводы ширкәте» («Компания завода по выделке кожи Губайдуллы Юнусова»), «Якуп Аитовның күн эшкәртү хаводы ширкәте» («Компания завода по выделке кожи Якупа Аитова»), «Г. Галиевнең аяк киемнәре җитештерү һәм сату ширкәте» («Компания завода по производству и торговле обувью Г. Галиева») и др. Названия этих организаций свидетельствуют об истории существования татарских эргонимов на протяжении нескольких веков. Уже в те годы употреблялись такие названия, как «Иван Стахеев һәм К» («Иван Стахеев и К»).

Среди названий управленческих организаций в конце ХIХ в. известен эргоним «Татар ратушасы» («Татарская ратуша»). Укрепление торгового и промышленного капитала татар с органом самоуправления торговцев и сословия мещан в Старой и Новой татарской слободе было связано с различными направлениями деятельности Татарской ратуши. Главой ратуши в свое время был избран купец 1-й гильдии И.Г. Юнусов [10, 195]. Однако во время событий 1917 г. эта организация закрылась. Следует отметить, что в конце ХХ в. появилось название одного из видов управленческих организаций – «Казанская ратуша». Таким образом, этот эргоним получил второе рождение.

Итак, в ХIХ – начале ХХ вв. татарские эргонимы использовались в названиях организаций, связанных со сферой обслуживания. Из приведенных выше примеров видно: в названиях, относящихся к организациям связанных со сферой обслуживания, в гостинично-ресторанных наименованиях часто находили отражение местоположение, имя владельца, а также национальность собственника и даже название города. Кроме того, существуют эргонимы, которые, претерпев небольшие изменения, использовались в течение продолжительного времени, а есть и такие, которые в течение нескольких лет не использовались, а затем возобновили свое существование. Многие из этих эргонимов по причине исчезновения организаций перешли в разряд историзмов. Но, несмотря на это, эргонимы, употреблявшиеся в ХIХ – начале ХХ вв., дают представление об истории, культуре, промышленном производстве, быте татарского народа, поэтому они должны изучаться отдельно и детально.