Научный журнал
Современные наукоемкие технологии
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,641

ГОСУДАРСТВО В ПОИСКАХ МОЛОДЕЖИ

Волкова Н.В. 1 Хамидулина А.М. 1
1 ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»
Настоящая статья посвящена возможности выделения молодежи как отдельной социальной группы и критериям такого выделения с точки зрения социологии. Описываются общепринятые представления о молодежи и их способность быть основанием для теоретического обобщения. Анализируются имеющиеся определения понятия «молодежь» с точки зрения демографии, психологии и физиологии, история возникновения этого понятия в соотношении с историей общества, а также уместность употребления такого понятия в социологической науке. Поставлен вопрос о социальной неоднородности соответствующей возрастной группы, субъективности восприятия соответствующей возрастной группы и, соответственно, опасности злоупотреблений неопределенностью понятия. На основании рассмотрения теоретических постулатов автор ставит вопрос о направленности молодежной политики как особого вектора деятельности государства и соотнесении таковой деятельности с реальными политическими целями, причины интереса современного российского государства к молодежной политике и специфической направленности этого интереса в соотношении с сущностными политическими целями российского политического руководства. Сравниваются задачи, поставленные в правовых актах федерального и регионального уровня. В заключение ставится вопрос о перспективах развития реальной молодежной политики в условиях современной России.
молодежь
возраст
образ жизни
молодое поколение
молодежная политика
1. Волкова Н.В. Динамика массового сознания студенческой молодежи // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 5. – С. 625–627.
2. Кон И.С. Молодежь // Большая советская энциклопедия. – 3-е изд. – Т. 16.
3. Лисовский В.Т. Методология и методика изучения идеалов и жизненных планов молодежи: автореф. дис. канд. филол. наук. – Ленинград, 1968. – 22 с.
4. Люкшин Д.И., Межведилов А.М. Поиски потерянного поколения в утраченном времени. Молодежь в политическом поле современной России: проблема инструментальной пригодности // Молодёжь и политика. Современные очертания и история проблемы, роль государства и гражданского общества, ожидания и прогнозы. Библиотека либерального чтения. Вып. 17. – М.: Фонд Фридриха Наумана, АИРО-ХХI, 2006. – С. 38.
5. Николаева Е.Л. Социальный портрет молодежи Российской Федерации. – URL: http://via-midgard.info/news/article/10273-socialnyj-portret-molodezhi-rossijskoj-federacii.html (дата обращения 20.03.2016).
6. О молодежи и государственной молодежной политике в Республике Татарстан: Закон Республики Татарстан от 19 октября 1993 № 1983-XII // Ведомости Государственного Совета Татарстана. – 1993 – № 10.
7. Социологический словарь / под ред. Г.В. Осипова. – М.: Инфра М, 2015. – 608 с.
8. Социологический словарь. – URL: http://gufo.me/content_soc/molodezh-125.html (дата обращения 21.03.2016).
9. Философский словарь / под ред. И. Фролова – М.: Современник, 2015. – 848 с.

Говорить и писать о проблемах, облике и перспективах нынешней российской молодежи стремятся многие. Некоторым импонирует в ней инициативная индивидуальность, свободомыслие, раскрепощенность, стремление к качественному образованию и профессиональному карьерному росту, желание самим определять свою судьбу. Другие недовольны чрезмерной независимостью российских юношей и девушек, «эластичностью» их нравственного сознания и поведения, ранним жизненным прагматизмом, правовым нигилизмом и эгоизмом.

Отметим, что такого рода высказывания о современной молодежи характерны для всей истории человечества. Каждое новое поколение, вырастая, склонно идеализировать свои субъективные воспоминания и воспринимать как аномалию ту их часть, о которой представители зрелого возраста предпочли бы забыть. Разумеется, при этом нельзя не учитывать, что определенный психотипический массив со схожими индивидуальными чертами одного возрастного среза может не совпадать с таковым другого возрастного среза.

Однако отдельным объектом научного интереса молодежь стала в сравнительно недавние времена. Практически до ХIХ века ее специфические качества воспринимались сугубо прагматически [5]. В остальном же ранняя социализация без какого-то периода на «раскачку» была нормой на протяжении всей предшествовавшей истории человечества. Зачем же понадобилось выделять отдельный элемент общества под таким названием – вкратце раскроем несколько ниже.

Со времени появления в науке этого понятия большинство исследователей уверенно считают молодежь отдельной социальной группой. Однако это не столь однозначно. Разные источники определяют молодежь по разным, далеко не однозначным критериям, например:

– социально-демографическая группа, переживающая период становления социальной и психофизиологической зрелости, адаптации к исполнению социальных ролей взрослых [8];

– весьма специфическая категория населения планеты, которая достаточно много знает благодаря системе образования… но еще не умеет думать и не обладает выношенными… нравственными устоями [9];

– социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения, обусловленных теми социально-психологическими свойствами… которые определяются общественным строем [2];

– большая общественная группа, имеющая специфические социальные и психологические черты, наличие которых определяется как возрастными особенностями молодых людей, так и тем, что их социально-экономическое и общественно-политическое положение, их духовный мир находится в состоянии становления, формирования социальной структуры. Молодежь есть «слепок» классово-слоевой структуры данного конкретного общества [8];

– это поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих образование, профессиональные, культурные и другие социальные функции [3].

Итак, характеристики молодежи:

а) переживает период становления зрелости, адаптации;

б) много знает, а думать не умеет;

в) обладает в совокупности возрастными характеристиками, особенностями социального положения;

г) обладает социопсихическими качествами, способствующими перманентной активной переоценке ими любых существующих в обществе ценностей (и их разрушению);

д) проходит стадию социализации, усваивает социальные функции.

Вряд ли «а» достаточно для полной характеристики социального слоя или группы; «б» является необоснованным и оскорбительным обобщением; «в» характеризует достаточно конкретно лишь возрастную характеристику; «г» отражает некую психологическую черту отнюдь не универсального характера; «д» представляется наиболее убедительным, если бы не вступало в противоречие с возрастным параметром молодежи, о чем чуть ниже: можно предположить, что общество неспособно позволить себе роскошь отвести такую часть себя на процесс социализации, иными словами, значительная часть молодежи, к счастью, социализирована раньше, чем вышла из молодежного возраста.

Таким образом, получается, что основной характеристикой молодежи является возраст, при этом рамки такового обладают высокой инвариантностью: от 14 до 16 лет «снизу» до 25–30 «сверху», причем занятия наукой замедляют развитие до 35 лет. Отметим, что другие возрастные группы не удостоились столь специфического выделения с лагом 15–20 лет, хотя при желании для них тоже можно было бы выделить особые характеристики.

Спасает социологов тот факт, что в возрастном срезе молодежи обильно присутствуют учащиеся школ (почти 100 % в диапазоне от 14 до 17 лет) и вузов (которых значительно меньше). Это позволяет в исследовании подменить понятие «молодежь» на «учащаяся молодежь», которую изучать гораздо проще в силу ее доступности для социологов. Кроме того, объект «молодежь в социальной структуре общества» гораздо больше изучается, чем «социальная структура молодежи». Поэтому анализ состава молодежи носит весьма фрагментарный характер: «1 января 2010 года в России проживает 29,8 миллионов детей и молодежи в возрасте до 19 лет – 21 % населения страны. Среди молодого поколения примерно равное соотношение полов: 51,1 % юноши, 48,9 % девушки. При этом смертность молодых мужчин 15–19-летнего возраста на протяжении последнего десятилетия в среднем в 2 раза выше смертности женщин» [5].

Среди ведущих психологических качеств молодого поколения – эгоизм (58 %), оптимизм (43 %), дружелюбие (43 %), активность (42 %), целеустремленность (42 %), свобода (41 %). В 2009 году в вузах училось 7419 тысяч человек, в аспирантуре – более 20 тыс. молодых людей в возрасте до 22 лет.

На протяжении последних 15 лет среди молодежи отмечалось устойчивое снижение количества браков, в том числе и ранних, и одновременно увеличилось количество разводов. При этом до 2005 года росла доля детей, рожденных несовершеннолетними матерями вне брака, достигнув к 2005 году 78,5 тыс. детей. В 2009 году этот показатель существенно снизился – вне брака родилось 62,7 тыс. детей.

Существенной угрозой для будущего России является уровень распространенности социальных болезней в молодежной среде. По данным исследований, более 80 % подростков потребляют алкоголь; в 18 раз увеличилось число наркоманов-подростков; 66 % молодых людей имели опыт курения, 62 % к 17 годам уже вступали в половые связи.

По данным института социологии РАН, тех, кто пока не нашел себя и склонен к протестному (маргинальному) поведению, среди 14–17-летних – 17 %, а среди 18–20-летних уже в 2 раза меньше – всего 8 %. Соответственно, социально благоприятной молодежи – подавляющее большинство – 83 % среди 14–17-летних и 92 % среди 18–20-летних.

В качестве ведущего источника информации о событиях в России и в мире выбирают центральное телевидение (так заявили от 73 до 81 % молодых людей). Интернет – второй источник информации. Его выбирают от 62 до 70 % молодых людей. Причем Интернетом пользуются относительно часто 73 % старшеклассников и 65 % ребят 18–20 лет. В основном Интернет используется для учебы (85 % молодых людей 14–17 лет) и для общения (78 %).

В целом для молодежи Интернет сегодня источник обогащения знаний (74 %), средство отвлечения от забот (39 %), возможность расширения межличностной коммуникации (39 %) и знакомства (34 %).

Среди 15–19-летних экономически активное население составляет 1 340,1 тыс. чел. Около трети из них безработные (417,0 тыс. чел.). [5] .

Основная часть приведенного отрывка характеризует демографическую и психологическую картину, однако другие аспекты затронуты крайне поверхностно. Практически не затрагивается общественно важнейшая характеристика социального слоя – род деятельности, хотя бы такая область, как армия, ведь здесь молодежь является важнейшим ресурсом срочной, профессиональной и офицерской службы. О трудовой деятельности вообще стараются не говорить, хотя «около половины молодых людей имеют постоянную работу (в январе 2010 г. – 44 %)» [5].

Очень много внимания по причинам, о которых еще будет сказано, уделяется политической активности (по факту ? скорее пассивности), лояльности к власти, голосованию на выборах и особенно ценностной ориентации. Правда, с последней возникают проблемы идентификации молодежи, поскольку различия в выборе ценностей не столь уж велики. Можно предположить, что вследствие произошедших в последние десятилетия в стране перемен различия между уже упомянутыми группами более старшего возраста будут как минимум не меньшими.

Такой политический перекос в направлении исследования наводит на мысль о некой прикладной направленности результатов.

«Дальновидные политики прекрасно понимают: контроль над политическими пристрастиями молодёжи позволяет сформировать значительный политический капитал и контролировать внушительный, постоянно расширяющийся сегмент поля политики» [5]. Как доказывает автор приведенного высказывания, основным потребителем знаний о молодежи является политологическая и госуправленческая дисциплина – молодежная политика: «…выяснилось, что «молодёжь», вызванная сиюминутными потребностями, на сцену социальной жизни, выразила стремление обосноваться там всерьёз, устами своих самозваных лидеров позиционируя себя в качестве политпродукта, обладающего определённым набором потребительских качеств» [5].

Естественно, в рамках этого процесса исследования молодежи и молодежной политики приобретают особую востребованность и всячески поддерживаются властями предержащими. Здесь уместно вспомнить об истории возникновения дискурса, ибо потребность в рекрутировании широких народных слоев и масс возникла в связи с появлением политических институтов, в таковых заинтересованных – политических партий с их идеологией, которую стало возможно внедрять в открытое сознание нового поколения. В ХХ–ХХI веке теория молодежной политики была доведена до совершенства и практически использована в двух политических системах, построенных на чистой идеологии, – Советском Союзе и Третьем Рейхе. Поэтому в современной России ни у кого не вызывает вопросов и сомнений такой пассаж: «речь в первую очередь должна идти о выстраивании эффективной системы анализа, формировании и поддержки внутреннего мира молодежи в соответствии с социальными ожиданиями общества и государства» [5]. Иными словами, государство должно отслеживать, формировать и контролировать внутренний мир своего политического ресурса.

В активно меняющихся современных обществах механизмы включения молодежи в общественную жизнь и способы формирования ее политического сознания существенно отличаются от таковых в предшествующие времена. Они обусловлены диффузностью и размытостью переменчивых социальных условий.

Интересно эту тенденцию отражает правовая база молодежной политики Российской Федерации. В стране нет федерального закона о молодежи (хотя его принятие постоянно анонсируется), зато есть закон о поддержке молодежных объединений. А вот в регионах есть законы о молодежи, которые ставят перед собой различные задачи:

Задачами государственной молодежной политики в Республике Татарстан являются:

– обеспечение социальной и правовой защиты молодежи;

– создание правовых, социально экономических, организационных условий для выбора молодыми гражданами своего жизненного пути;

– содействие социально-экономическому становлению, воспитанию и образованию, духовному и физическому развитию молодежи;

– создание условий для реализации молодежью общественно значимых инициатив;

– реализация инновационного потенциала молодежи в интересах государственного и общественного развития;

– обеспечение условий для формирования здорового образа жизни, охраны здоровья, осуществления профилактики социально-негативных явлений в молодежной среде [6].

То есть субъект РФ должен обеспечить «гражданам до 30 лет» комфортное существование, в то время как федеральная власть занимается объединением таких граждан в некие структуры и контролирует их деятельность. Напрашивается прямая аналогия с армией: регионы вскармливают и готовят призывников, а столица (в лице Минобороны и выше) ставит перед ними боевую задачу.

Отсюда вывод, что существует некий диссонанс между целеполаганием государственной молодежной политики на различных уровнях управления, а это связано в свою очередь с отсутствием четкого понимания нынешним российским государством простой истины: что же такое молодежь и что с ней делать? Попытки реанимировать советскую пионерско-комсомольскую практику не могут быть эффективны по простой причине – отсутствует сколь-либо вразумительное идеологическое наполнение – и приводят к непредсказуемым последствиям, так как идейный вакуум заполняется случайными людьми.

Есть еще одно обстоятельство, о котором нельзя не сказать: широко отмечаемая «аполитичность молодежи», которая, однако, великолепно коррелирует с такой же чертой более старших поколений, а с другой стороны – исчерпывающе объясняется отсутствием в современной России реальной политической жизни, в коей молодежи, равно как и всем прочим, можно было бы участвовать. Вследствие имитационного характера отечественной демократии никакой социальный слой не может в ней активно участвовать, с другой же стороны – политические силы, именующиеся партиями, не заинтересованы в привлечении каких бы то ни было народных масс. Имитация политики не может не породить имитации отдельных ее элементов, в том числе политики молодежной.

На основании вышеизложенного представляется возможным сформулировать некоторые выводы.

Во-первых, выделение молодежи в отдельную социальную группу вызывает серьезные сомнения, так как базируется на основаниях и критериях, не имеющих универсального характера и не связанных с социальным положением объекта.

Во-вторых, интерес к молодежи и молодежной политике носит чисто прагматический характер и вызван стремлением политических сил использовать определенную возрастную группу с ее психологическими особенностями как политический ресурс.

В современной российской политике молодежная политика не имеет серьезной перспективы по следующим причинам. Первое, это отсутствие реального целеполагания, выраженное, в частности, в отсутствии конструктивной идеологической базы как у объекта, так и у субъекта политики, также разнонаправленность задач молодежной политики на разных уровнях государственного управления и вытекающие из этого конфликты инструментов реализации. И второе, отсутствие реального политического процесса, требующего привлечения реальных массовых акторов, в том числе молодежи.


Библиографическая ссылка

Волкова Н.В., Хамидулина А.М. ГОСУДАРСТВО В ПОИСКАХ МОЛОДЕЖИ // Современные наукоемкие технологии. – 2016. – № 5-1. – С. 90-93;
URL: http://top-technologies.ru/ru/article/view?id=35862 (дата обращения: 23.04.2018).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252