Научный журнал
Современные наукоемкие технологии
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,899

РОЛЬ ИСКУССТВЕННЫХ ЛАНДШАФТОВ В СИСТЕМЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ТЕРРИТОРИЙ. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Петрова В.В. 1 Вишневская Е.В. 1 Степанова Ж.Ю. 2
1 ФГБОУ ВО «Тольяттинский государственный университет»
2 ООО «Роща»
В статье рассматривается проблема организации управления развитием особо охраняемых территорий. Актуальность исследования обусловлена наличием противоречия в необходимости сохранения экоститемы национальных парков и необходимостью в создании условий жизнедеятельности населения, проживающего на особо охраняемых территориях. Приводится пояснение экоститемы с точки зрения ее способности к самовосполнению, но при соблюдении особых условий ее сохранения. В статье представлены результаты исследования построения взаимосвязи «экосистема» – «природный ландшафт» – «культурный ландшафт»- «агроэкосистема» – «агроландшафт» – «искусственный ландшафт». Раскрывается понятие «Устойчивое развитие» как проявление современности производства – от туризма до сельского хозяйства и его принадлежность к особо охраняемым территориям. Обосновывается актуальность использования искусственного ландшафта в целях устойчивого развития особо охраняемых территорий». Определяется значение и степень влияния искусственного ландшафта на устойчивое развитие особо охраняемых территорий в трех основных направлениях: экономическом, социальном и экологическом. Выявлен необходимый механизм успешного сотрудничества представителей всей цепочки субъектов особо охраняемых территорий, таких как природоохранные организации, различные человеческие сообщества, заинтересованные в устойчивом развитии территории, природные ландшафты, искусственные ландшафты, для создания благоприятных условий системе устойчивого развития особо охраняемых территорий.
особо охраняемая территория
искусственный ландшафт
национальный парк
экосистема
1. Севильская стратегия для биосферных территорий. Биосферные территории: первые двадцать лет [Электронный ресурс]. URL: http://www.unesco.org/new/en/natural-sciences/environment/ecological-sciences/biosphere-reserves/ (дата обращения: 25.02.2019).
2. Положение о национальном парке «Самарская Лука» от 25.02.2015 N 69 (с изм., внесенными решением Верховного Суда РФ от 02.09.2015 № АКПИ15-681) [Электронный ресурс]. URL: http://npsamluka.ru/polozh (дата обращения: 25.02.2019).
3. Бегун Т.В. Устойчивое развитие: определение, концепция и факторы в контексте моногородов // Экономика, управление, финансы: материалы II Международной научной конференции (г. Пермь, декабрь 2012 г.). Пермь: Меркурий, 2012. С. 158–163.
4. Гаврилюк Е.Д. К вопросу о понятии «искусственные территории» // Научный аспект. 2013. № 3. С. 30–35.
5. Рагулина М.А. Классическая концепция культурного ландшафта Карла Зауэра: история и современность // Известия Иркутского государственного университета. Серия «Науки о Земле». 2013. Т. 6. № 1. С. 174–182.
6. Иванова А.А. Фольклор как форма репрезентации и интерпретации культурного ландшафта // Культурные ландшафты России и устойчивое развитие. Четвертый выпуск трудов семинара «Культурный ландшафт». М.: Географический факультет МГУ, 2009. С. 39–45.
7. Стрелецкий В.Н. Зауэр // Большая Российская Энциклопедия, электронная версия [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/geography/text/1989365 (дата обращения: 25.02.2019).
8. Красовская Т.М. Культурные ландшафты и устойчивое развитие // Культурные ландшафты России и устойчивое развитие. Четвертый выпуск трудов семинара «Культурный ландшафт». М.: Географический факультет МГУ, 2009. С. 11–16.
9. Калуцков В.Н. Культурное ландшафтоведение как направление междисциплинарных исследований // Культурные ландшафты России и устойчивое развитие. Четвертый выпуск трудов семинара «Культурный ландшафт». М.: Географический факультет МГУ, 2009. С. 29–39.
10. Табаксблат Л.С., Аткина Л.И. Ландшафтоведение: учебное пособие. Екатеринбург: Урал. гос. лесотехнич. ун-т, 2010. 243 с.
11. Биологический словарь On-line [Электронный ресурс]. URL: http://bioword.ru/ (дата обращения: 25.02.2019).

Проблема создания условий для устойчивого развития территорий, имеющих статус «особо охраняемые», признана актуальной и требующей решения в России, Европе и в целом во всем мире.

«Биосферный резерват», с точки зрения нормативных документов ЮНЕСКО, является системной единицей устойчивого развития. В соответствии с положением о ВСБЗ 1995 г., биосферные заповедники должны стремиться к тому, чтобы стать центрами устойчивого развития в региональном масштабе [1].

Национальный парк также стремится стать зоной устойчивого развития. Он включает в себя не только территории с особым природоохранным режимом (ООПТ), но и хозяйственные земли, принадлежащие частным собственникам, на которых осуществляется деятельность, связанная с созданием искусственного ландшафта (сельскохозяйственная, строительная, дорожная и пр.) Например, из общей площади национального парка Самарская Лука 134000 га, площадь искусственных ландшафтов хозяйственной зоны (земельных участков, включенных в границы ООПТ без изъятия из хозяйственного использования) составляет чуть меньше половины от всей площади национального парка – 65000 га (рис. 1).

vihn1.tif

Рис. 1. Карта – схема функционального зонирования национального парка Самарская Лука [2]

Сама же деятельность национального парка в то же время оказывает влияние на экономическое и социальное состояние людей, проживающих в его границах и окрестностях, и в этом есть главное противоречие, характеризующее создавшуюся проблему.

Таким образом, словосочетание «устойчивое развитие» выступает как указатель современности той или иной области производства – от туризма до сельского хозяйства и промышленности.

Цель исследования: обосновать роль искусственных ландшафтов, значение «образов» искусственного ландшафта в системе устойчивого развития и управления особо охраняемых территорий.

Материалы и методы исследования

В ходе проведения исследования применялся метод эмпирического анализа материалов: опыт исследования деятельности биосферных заповедников, национальных парков, документов, регламентирующих статус и возможности их использования. На основе анализа теоретических источников, метода наблюдения состояния взаимодействия природоохранных территорий и границ разрешенных действий для жителей по обустройству и дальнейшего развития данных территорий были получены и обработаны промежуточные и конечные результаты исследования.

Устойчивое развитие подразумевает движение в трех основных направлениях: экономическом, социальном и экологическом. Устойчивое развитие территорий – будь то поселения или межселенные территории – подразумевает, прежде всего, обеспечение безопасных, благоприятных условий для жизнедеятельности человека, ограничение негативного воздействия на окружающую среду, охрану и рациональное использование природных ресурсов в интересах настоящего и будущего поколений [3].

Территории несут одновременно информацию о своей природной основе и культуре людей, преобразующих эту природную основу. Именно люди, представители различных сообществ, населяющие данные территории и создающие образы при помощи географических символов на поверхности Земли, являются целью и основными выгодополучателями в системе устойчивого развития.

Результаты исследования и их обсуждения

Природоохраняемые зоны обладают богатыми по разнообразию естественными ландшафтами. Так на примере Национального парка Самарская Лука необходимо отметить такие уникальные природные образования как: Жигулевские горы, Волжские поймы, нагорная часть, волнито-овражистый природный рельеф, равнина, карстовые воронки, утесы, курганы и т.д. (рис. 2).

vihn2.tif

Рис. 2.Фотография фрагмента пейзажа национального парка Самарская Лука

Считается, что природный, естественный ландшафт, в отличие от искусственного, формируется под влиянием факторов природы и человек не воздействует на него своей хозяйственной деятельностью. Однако это часто условное разграничение, так как природные ландшафты все равно управляются человеком методами охраны и восстановления.

Термин «искусственный» означает: не природный, сделанный наподобие подлинного; сделанный, созданный руками человека в отличие от естественного ландшафта. «Искусственный ландшафт» не имеет специального определения, кроме общепонятного: это рукотворный экстерьерный объект, в основе которого лежит преобразованная человеком естественная природная основа [4].

Понятие «искусственный ландшафт» включает в себя представления о рукотворных ландшафтах с точки зрения различных научных дисциплин. Например, гуманитарная география определяет рукотворные ландшафты как «культурные», экологическая география – как «антропогенные».

Следовательно, необходимо использовать термин «искусственные ландшафты», и как обобщающее понятие, включающее в себя культурный и естественнонаучный аспект.

Представление о «культурном ландшафте» формировалось на основе исследований выдающихся философских и научных умов современности, под влиянием идей, господствовавших на тот момент в обществе.

На основе трактовок немецкой и французской национальных научных школ можно вывести следующие тезисы о месте и роли культурного ландшафта в жизни человеческого сообщества: «культурный ландшафт» представляет собой наложение гуманитарной составляющей на естественнонаучную подложку; местное сообщество преобразует ландшафт своей культурной деятельностью, выражая её при помощи географических символов – ландшафтного дизайна; ландшафт является отображением образа жизни людей, их поведенческих, пищевых, привычек, языка и культуры в целом. В свою очередь эти культурные преобразования находят свое обратное отражение в культуре, воздействуя на все ее аспекты: экономический, социальный, религиозный, научный и т.д.; ландшафт ? это площадка, предоставленная природой, содержащая определенные возможности и ресурсы; уровень обустройства среды соответствует уровню сообщества, которое выбирает и использует элементы ландшафта для этого обустройства; сообщество развивает ландшафты в направлениях, которые соответствуют уровню его культурного развития; человек, общается с природой посредством изменений, и культурный ландшафт является выражением этого общения; искусственные ландшафты вобрали в себя опыт многих поколений по изменению ландшафтов и рациональному использованию природных ресурсов в процессе сотрудничества с природой.

Ландшафты, наследуя культурные традиции и специфические особенности формирующих их сообществ, утверждают их национальную самобытность [5, 6].

Эстетика – важнейшая составляющая ландшафта, по мнению Зауера [7], есть проявление чувственных восприятий человека, его творческого сознания, работающая на тонком эмоциональном плане, удовлетворяющая потребности человека в ощущении прекрасного.

В концепции академика В.И. Вернадского «энергия человеческой культуры» выступает в роли преобразователя, импульса новой биогеохимической энергии, а искусственные ландшафты можно рассматривать как ареалы устойчивого развития, сформированные этой энергией [8].

Таким образом, понятие «культурный ландшафт» включается в систему устойчивого развития, прежде всего особо охраняемых территорий, как вектор развития жизнедеятельности населения проживающего на данной территории.

Проводя параллели между понятиями «культурный» и «искусственный» ландшафт, считая, что понятие первого является частью или синонимом второго, можем сделать следующие выводы о взаимодействии искусственного ландшафта и сообщества:

– искусственный ландшафт является результатом воздействий на него культуры сообщества, его базовых потребностей;

– искусственный ландшафт сам оказывает формирующее воздействие на комплексное мировоззрение сообществ: культурное, научное, местное.

Проведенный сравнительный анализ позволил определить «точки» соприкосновения искусственного ландшафта и социума с гуманитарной точки зрения: географические символы искусственного ландшафта, а именно ландшафтный дизайн – это отображение культурных представлений сообщества, выраженные в форме; в искусственном ландшафте отражается образ жизни людей, их культура, язык, пищевые и поведенческие привычки, которые управляют им; искусственный ландшафт – как ресурс для жизнедеятельности людей, которая зависит от природных ресурсов искусственного ландшафта, с его использованием и преобразованием; искусственный ландшафт объединяет людей, позволяет ощутить свою аутентичность; искусственный ландшафт как носитель сакрального, не проявленного мировоззрения, мира ощущений; искусственный ландшафт как проявление эстетических представлений и чувств; искусственный ландшафт как ареал устойчивого развития, обладающий энергией. В то же время в основе искусственного ландшафта лежит естественная, природная основа. Поэтому в исследовании рассмотрен и экологический аспект искусственного ландшафта, как его взаимосвязь с природной основой для целей природопользования. В естественнонаучной модели искусственного, рукотворного, антропогенного ландшафта нет гуманитарных, социальных составляющих, присущих понятию «культурный ландшафт». Искусственный ландшафт здесь рассматривается с точки зрения природно-хозяйственных геосистем [9]. Следовательно, более корректным, возможно, будет использование в дальнейшем термина «агрокультурный ландшафт». С помощью всестороннего изучения экологической географии было обосновано значение и применение агроландшафта как антропогенного – прямо или косвенно созданного деятельностью человека в особо охраняемых территориях.

Необходимо отметить, что агроландшафт (сельскохозяйственный, агрокультурный ландшафт) – это природно-сельскохозяйственная геосистема, в которой главным структурным элементом являются сельскохозяйственные угодья, а подчиненными – элементы экологической инфраструктуры, в данном случае экологический каркас. Особо значимо, что агроландшафты включают территории населенных пунктов, ферм, сельскохозяйственных угодий. С точки зрения назначения агроландшафтов – это производство максимально большого ресурса для удовлетворения потребностей сообщества. Так же в ходе исследования обосновывается модель агроландшафта как земледельческая экосистема – агроэкосистема.

В отличие от природной экосистемы в агроэкосистеме живет меньше видов растений, животных и микроорганизмов. Следовательно, пищевые цепи здесь короткие, неразветвленные. Нарушены естественные трофические связи, закон пирамиды энергии. Изымается до 90 % продукции, а потери восполняются за счет внесения удобрений в почву. Более того, монокультурная агроэкосистема приводит к созданию благоприятных условий для консументов, питающихся этим видом (вирусов, бактерий, нематод, клещей, насекомых и т.п.). Как следствие – это означает необходимость использования химических средств защиты, что, в свою очередь, влечет за собой нарушение цепочки взаимодействия всего природного сообщества. Все это приводит к неустойчивому круговороту веществ и энергии, следовательно, к неустойчивости самой экосистемы. Ввиду своей неустойчивости, без участия человека агроэкосистема существовать не может – она получает ресурсы и энергию не только от Солнца и природной основы, но и от человека. Без управления человеком она деградирует и разрушается, ей необходимы ресурсы человека для своего зарождения, управления и существования, благодаря которым происходит искажение всей энергетики агроэкосистемы. Согласно принципу природно-сельскохозяйственной адаптивности, структура и функционирование агроландшафта должны быть максимально адаптированы к местным природным условиям, к исходному природному ландшафту, на месте которого образовался агроландшафт. Агроландшафты нуждаются в постоянной антропогенной регуляции, управлении, основанном на оптимальном сотворчестве человека и природы.

Так например, на территории национального парка Самарская Лука находятся сельские поселения: Аскулы, Сосновый Солонец, Ермаково, Мордовы и другие, численность населения которых составляет более восьми тысяч человек. Направление деятельности, трудовая занятость населения – это сельское хозяйство, причем с использованием современных технологий. Человек искусственно вторгается в природную экосистему особо охраняемой территории, с одной стороны, обеспечивает свою жизнедеятельность, с другой стороны, выполняет разрушительную или созидающую функцию. В результате, несмотря на свойства природной экосистемы, ее способности к саморегуляции компонентов, возможно нарушение пищевой цепочки, которое приведет к нарушению равновесия и исчезновению экосистемы особо охраняемой территории в целом. Следовательно, актуально создание человеком адаптированного растительного сообщества, обладающего малой экологической надежностью, но при этом высокой продуктивностью. Проанализированы возможные варианты такой адаптации. В основном они сводятся к следующему: вписывание сельскохозяйственных угодий в морфологическую структуру исходного природного ландшафта; обязательное включение в состав агроландшафта элементов экологической инфраструктуры; строгий адаптивный отбор систем земледелия, соответствующий природным свойствам земель; приближение агроценозов к естественным (разработка поликультурных многоярусных насаждений) [10].

Выявлено, что универсальным фактором устойчивого развития особо охраняемых территорий является синтез «природного ландшафта» и «агроландшафта». Устойчивость в таком взаимодействии проявится в способности обновления, преобразования культуры развития территории, и прежде всего на основе сохранении целостности «экосистемы» национальных парков в процессе бережного и безопасного освоения человеком.

Таким образом, понятия «природный ландшафт» и «агроландшафт» с точки зрения экологической географии тесно связаны с понятием «экосистема» – биологическая система, состоящая из сообщества живых организмов, среды их обитания, системы связей, осуществляющей обмен веществом и энергией между ними [11].

Заключение

В результате исследования мы выяснили, что с точки зрения гуманитарной и экологической географии ландшафт есть отражение культуры человеческих сообществ и процессов, протекающих в живой природе. В естественных и искусственных ландшафтах эти процессы проявляются в разных мерах. Но тем не менее на искусственный ландшафт оказывает влияние природная основа, а природный ландшафт, в свою очередь, управляется человеческим сообществом методом охраны и восстановления.

Следует отметить, что ландшафт есть средство для достижения целей сообществ, таких как человеческих и экосистемных для удовлетворения их потребностей в ресурсах для обеспечения жизнедеятельности. При этом не только сами ландшафты формируются культурой сообществ, но и культура формируется под влиянием ландшафтов.

Мы определили, что природные ландшафты, с точки зрения управления ими, являются относительно стабильными и неизменными, и мы можем принять состояние их ресурсов как некую константу. Искусственные ландшафты, наоборот, лишены стабильности и устойчивости, поэтому легко трансформируются под воздействием любых внешних факторов. Таким образом, можно сделать вывод, что посредством управления ландшафтами мы можем изменять его свойства, тем самым изменяя воздействие ландшафтов на культуру, меняя негативный вектор на позитивный и конструктивный.

Для этих целей необходимо в первую очередь выявить точки соприкосновения интересов всех субъектов системы устойчивого развития: природоохранные организации, различные человеческие сообщества, заинтересованные в устойчивом развитии территории, природные ландшафты, искусственные ландшафты, далее подобрать инструменты, которые позволят управлять ресурсами искусственных ландшафтов с целью соответствия их свойств интересам всех субъектов и тем самым приведут к усилению системы устойчивого развития. Результатом такого взаимодействия станет получение взаимных выгод для всех субъектов цепочки и устойчивость всей системы устойчивого развития особо охраняемых территорий.


Библиографическая ссылка

Петрова В.В., Вишневская Е.В., Степанова Ж.Ю. РОЛЬ ИСКУССТВЕННЫХ ЛАНДШАФТОВ В СИСТЕМЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ТЕРРИТОРИЙ. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ // Современные наукоемкие технологии. – 2019. – № 3-2. – С. 222-226;
URL: https://top-technologies.ru/ru/article/view?id=37469 (дата обращения: 23.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074