Научный журнал
Современные наукоемкие технологии
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ФОРМИРОВАНИЕ У СТУДЕНТОВ ЛИТЕРАТУРНЫХ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ В ПРОЦЕССЕ ПЕРЕВОДА СВЯЗНОГО ТЕКСТА НА ЗАНЯТИЯХ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ

Артеменко Н.А. 1
1 ГКОУ ВО «Краснодарский университет МВД России» Новороссийский филиал
В настоящей статье рассматриваются приемы формирования у студентов-гуманитариев литературных и лингвистических способностей. Развитие и совершенствование указанных способностей происходит на занятиях по русскому языку в процессе перевода связного текста (в данном случае – с немецкого языка). В статье описаны следующие приемы: перевод прозаических текстов, в которых имеется безэквивалентная лексика, перевод поэтических текстов. Текст рассматривается как концептуально обусловленное речевое произведение, обладающее определенной стилистической окраской и прагматическим эффектом. В процессе перевода текстов с безэквивалентной лексикой обучающиеся знакомятся с предметной классификацией реалий. При переводе поэтических текстов работа проходит в несколько этапов: первичное прочтение текста, контроль понимания прочитанного, подстрочный перевод, оформление текста на русском языке. В результате такой работы студенты учатся верно передавать основной смысл текста, грамотно выстраивая его с точки зрения норм русского языка.
перевод с немецкого языка
перевод связного текста
творческая работа
безэквивалентная лексика
перевод поэтического текста
1. Аверкина Л.А. Современная классификация безэквивалентной лексики и особенности ее перевода (на материале немецкого и русского языков) [Текст] // Проблемы языка, перевода и межкультурной коммуникации: Сборник научных трудов. – Нижний Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2002. – С. 61–70.
2. Влахов С. Непереводимое в переводе [Текст] / С. Влахов, С. Флорин. – М.: Высшая школа, 1986. – 384 с.
3. Гальскова Н.Д. Теория обучения иностранным языкам: лингводидактика и методика [Текст] / Н.Д. Гальскова, Н.И. Гез. – М.: Академия, 2005. – 336 с.
4. Дьяченко Е.А. Реалии как лингвистическое явление // Культура как текст: Материалы научной конференции. Выпуск V. – Москва: ИЯ РАН; Смоленск: СГУ, 2005. – С. 83–91.
5. Латышев Л.К. Технология перевода: учебное пособие по подготовке переводчиков (с немецкого языка). – М.: НВИ-Тезаурус, 2000. – 280 с.

Перевод на занятиях по русскому языку – звучит не совсем обычно. Однако упражнения в переводе позволяют развивать лингвистические и литературные способности, а также умения в области комплексного анализа текста. При переводе обучающийся должен суметь воссоздать в своем воображении картину, нарисованную автором текста-оригинала, передать ее средствами родного языка. Кроме того, необходимо уметь увидеть изобразительно-выразительные средства, которые использует автор оригинального текста, сопоставить их с выразительными ресурсами родного языка и из целого ряда тропов выбрать один-единственный, максимально соответствующий замыслу зарубежного автора и т.д.

Способностью к «внутреннему видению» в какой-то мере обладают почти все люди. Одно и то же предложение они часто переводят по-разному в соответствии с индивидуальным зрительным образом.

При переводе связного текста необходимо помнить не только о том, что текст обладает национальной окраской, передает исторический колорит и своеобразие творчества писателя, но и о том, что текст – это речевое произведение, он всегда имеет концепт, обладает стилистической окраской, ориентирован на адресата (коммуникативен), несет информацию (смысл), обладает эффектом воздействия. Юридические науки имеют дело именно с текстами. В данной статье мы раскроем значимость работы по формированию литературно-лингвистических способностей будущих юристов.

Указанные способности представляются нам если и не ключевыми в структуре профессиональных компетентностей, то уж точно очень значимыми. Юрист должен уметь воспринимать и анализировать текст, а также уметь составлять собственную программу речевого поведения. Для этого необходимы знания из области лингвистики, языкознания, литературоведения, философии, логики, психологии и др. Работая с текстом, мы обогащаем лексический запас и развиваем коммуникативные способности. Каким образом должен выстраивать свою работу преподаватель, чтобы студенты научились сравнивать, логически мыслить, отстаивать свое мнение, признавать и исправлять свои и чужие ошибки?

Процесс формирования коммуникативных способностей обучающихся в основном представляет собой путь от воспроизведения чужого текста к созданию собственного. Тексту отводится роль образца для подражания. Ведущим методом при таком подходе является имитационный. Однако данный метод, на наш взгляд, является не самым эффективным, поскольку только «впитывание» речевых образцов не гарантирует развития умения анализировать текст.

Итак, одна из образовательных целей предмета «Русский язык» – обучение восприятию текста, что подразумевает постижение закономерностей его построения, знакомство с языковыми ресурсами, формирование речевого опыта, необходимого для самостоятельного применения полученных знаний при создании собственного текста.

Освоение курса русского языка предполагает освоение в том числе темы «Редактирование текста». Именно на этом этапе привлекаются знания студентов из области иностранного языка (в данном случае – немецкого). Мы предлагаем задания, не совсем привычные для большинства студентов-юристов: перевод связного текста.

Перевод – процесс, требующий сосредоточенности, глубокого осмысления оригинального текста. Текст перевода должен быть достаточно легко читаемым. Однако обучающиеся часто испытывают затруднения при переводе связных текстов на русский язык. Как правило, самой частой ошибкой становится буквальный перевод. Еще одной серьезной проблемой является перевод реалий.

Понятие «перевод» может использоваться или в значении «вид творческой деятельности переводчика», или в значении «результат работы переводчика». Как показывает опыт, на занятиях по иностранному языку наибольшие затруднения вызывает работа по переводу безэквивалентной лексики – тех слов, которые не встречаются в словаре, но требуют перевода. В этом случае обучающиеся должны обладать некими фоновыми знаниями.

В научной литературе выделяются следующие группы безэквивалентных лексических единиц:

– «слова и словосочетания, называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому» [2]. Л.К. Латышев называет эту группу слов «временно безэквивалентной лексикой» [5];

– имена собственные [1];

– случайные лакуны (слова, обозначающие явления и объекты, которые существуют в обеих лингвокультурах и которые не получили в одном из языков своего наименования: например, сутки – vierundzwanzig Stunden, Tag und Nacht);

– структурные экзотизмы – отсутствующие в языке перевода «компактные» наименования какого-либо явления или объекта в виде одной лексической единицы исходного языка, образованные по особым словообразовательным моделям, отсутствующим в языке перевода [5].

К основным причинам существования безэквивалентной лексики можно отнести следующие: отсутствие предмета или явления в жизни народа, отсутствие понятия в языке перевода; различие лексико-стилистических характеристик в языках.

Поскольку перевод безэквивалентной лексики вызывает затруднения у обучающихся, считаем целесообразным ознакомиться с классификацией реалий и способами их передачи при переводе.

В настоящее время существуют три классификации реалий: предметная, временная, местная.

Предметная классификация затрагивает все стороны существования быта определенного этноса. Сюда относят географические названия (в русском языке есть слова степь, тундра, в немецком – die Hallig (die Halligen) – небольшая группа обитания островов в Северном море), этнографические реалии (Hackenpeter – изрубленное сырое мясо с пряностями, der Zentner = 50 кг, Heinzelmännchen – домовой, die Schultüte [2]. Наиболее подробно мы знакомим обучающихся именно с этой классификацией, поскольку при переводе связных текстов в процессе освоения иностранного языка большей частью приходится сталкиваться именно с названиями или этнографическими реалиями.

Временная: реалии можно отнести к современным или историческим.

Местная: реалии могут быть национальные (известные всем жителям государства, всему народу), локальные (принадлежащие одному наречию или диалекту), микролокальные (характерные для определенной местности).

Несмотря на то, что ряд исследователей (Верещагин, Костомаров, Федоров) считают, что безэквивалентная лексика не подлежит переводу, мы полагаем целесо-образным ее перевод на русский язык. Реалия – это часть исходного текста, а поскольку мы стремимся к адекватности перевода, то вопрос состоит не в том, можно перевести или нет, а в том, как перевести эту лексическую единицу.

Основными способами перевода безэквивалентной лексики являются калькирование (Staatsrat – государственный совет), описательный перевод (die Pralline – шоколадные конфеты с начинкой), транслитерация (полная – Kanzler (канцлер), транслитерация иноязычного корня – der Nazi (нацист)), транскрипция (Goethe – Гёте). При этом переводчик сам решает, каким способом будет передан (переведен) данный разряд слов. Выбор способа может зависеть от характера исходного текста, от степени значимости этой лексики, от характера безэквивалентной лексемы и ее места в лексической системе языка-источника и переводящего языка, от словообразовательных возможностей, литературно-языковых традиций, а также от читателей [4].

Таким образом, при переводе обучающимся предстоит решить задачу: сохранить колорит языковой единицы (с вполне вероятным ущербом для значения) или передать значение реалии (с вполне вероятной утратой колорита). Для этого обучающимся необходимо владеть страноведческой информацией и обладать фоновыми знаниями.

Ниже представлены варианты переводов с немецкого языка фрагментов текстов, в которых имеется безэквивалентная лексика. Перед обучающимися была поставлена задача перевести текст так, как его перевел бы профессиональный переводчик.

Предложение из произведения Э.М. Ремарка «Три товарища»: Aus einem offenen Fenster gegenüber quakte ein Grammophon den HohenfriedbergerMarsch (дословно: Из открытого окна напротив граммофон хрипел Хохенфридберг марш; безэквивалентная лексическая единица – HohenfriedbergerMarsch). Студенты перевели это предложение следующим образом:

– Открытое окно напротив квакало граммофонными звуками, это был какой-то военный марш.

– Из открытого окна напротив неслись звуки высокого фридберг марша, напоминающие кваканье.

– Из открытого окна напротив доносились хрипящие звуки Хохенфридберг марша.

– Из открытого окна напротив были слышны звуки какого-то военного марша, напоминающие кваканье.

– Из открытого окна напротив доносились хриплые звуки марша Хохенфридберг.

Переводчик произведения предложил такой вариант: Из открытого окна напротив доносились квакающие граммофонные звуки военного марша.

Довольно большое количество обучающихся обозначили HohenfriedbergerMarsch как военный марш и провели аналогию между нем. quakte и рус. квакать.

Отдельно необходимо упомянуть о явлении межъязыковой интерференции (или межъязыкового трансфера). Это психологический процесс, при котором происходит взаимодействие систем родного (в данном случае – русского) и изучаемого языков. Трансфер может оказывать положительное влияние на освоение иностранного языка при совпадении отдельных языковых черт, или негативное при наличии дифференциальных признаков. Можно выделить три случая возникновения интерференционных ошибок:

– когда имеется отличие явлений системы родного языка от аналогичных явлений иностранного языка;

– когда в системе родного языка отсутствуют явления, которые имеют место быть в изучаемом языке;

– когда в системе изучаемого языка отсутствуют явления, которые имеют место быть в системе родного языка.

Обозначенные различия и вызываемая ими межъязыковая интерференция могут проявляться на всех уровнях языковой системы. Однако, как показывает опыт, чаще всего ошибки возникают на морфологическом уровне. При изучении иностранного языка нередки случаи механического переноса правила из одного языка на другой. Например, при изучении склонений имен существительных необходимо помнить о том, что в немецком языке четыре падежа, четыре типа склонения имен существительных (в единственном числе), особые формы определенного и неопределенного артиклей в каждом падеже. В русском же языке шесть падежей, три типа склонения существительных, артикли отсутствуют. В подобных случаях, на наш взгляд, нормативные особенности грамматических явлений немецкого языка целесообразно усваивать с помощью правил, а уникальные характеристики языковых явлений лучше запоминать как готовый материал.

Еще один вид работы по формированию у учащихся литературных и лингвистических способностей – перевод поэтических текстов. Многократное повторение одних и тех же языковых формул стихотворения, ритм и мелодика произведения способствуют решению вопросов увеличения словарного запаса, реализации его в речи, совершенствования форм выражения мысли на немецком языке, а также развития речи.

Кроме того, работа по переводу поэтических текстов способствует повышению мотивации к освоению языка. Популярность немецкого языка в современном обществе не так велика, как, скажем, английского. Именно поэтому встает вопрос о мотивации к изучению немецкого.

На занятиях целесообразно использовать небольшие по объему тексты. Так, работа по переводу стихотворения «Wanderers Nachtlied» И.В. Гёте начинается с рассказа о жизни и творчестве поэта. Можно сказать о том, что стихотворение переводили на русский язык много раз за прошедшие 200 лет, и этому посвящено целое исследование видного советского переводчика С.М. Финкеля.

Затем преподаватель выразительно читает произведение. Необходим контроль понимания услышанного, который осуществляется с помощью вопросов или тестовых заданий (также возможен выборочный перевод наиболее сложных фраз). Поскольку стихотворение невелико по объёму и не содержит особых сложностей для перевода, обучающиеся не испытывают больших затруднений при работе над текстом. Затем стихотворение прослушивается повторно (очень хорошие результаты дает чтение хором – это позволяет работать над произношением и правильным интонированием текста).

Очень важный этап – подстрочный (дословный) перевод текста на русский язык. Ниже представлен дословный перевод, сделанный на занятии:

Über allen Gipfeln

Ist Ruh,

In allen Wipfeln

Spürest du

Kaum einen Hauch;

Die Vogelein schweigen im Walde.

Warte nur, balde

Ruhest du auch.

На всех вершинах

Тишина,

На всех верхушках деревьев

Чувствуешь ты

Едва ли дыханье.

Птицы молчат в лесу.

Подожди только, скоро

Ты также будешь в тишине.

После этого обучающимся предъявляется поэтический перевод этого стихотворения, сделанный М.Ю. Лермонтовым. В переводе М.Ю. Лермонтова стихотворение называется «Горные вершины…».

Заключительный этап: сравнительная характеристика дословного перевода и стихотворения Лермонтова. При этом обязательно пояснение, что поэтический перевод – процесс творческий, и поэт вправе отклониться от оригинала (что и сделал Лермонтов, не исказив, однако, идею и чувства автора). Можно предложить к сравнению переводы других авторов: В. Брюсова, И. Анненского, Б. Пастернака.

В качестве домашнего задания предлагается выучить стихотворение наизусть (на немецком языке) и постараться сделать свой поэтический перевод. При комментарии домашнего задания ученикам необходимо рассказать, что при переводе придется преодолевать трудности, связанные с доминированием формальных признаков исходного текста. И второй момент связан с умением автора-переводчика преобразовывать текст при условии сохранения основного содержания.

Ниже приведены варианты поэтических переводов, сделанные студентами (пунктуация авторская):

1. Над вершинами тишина,

И деревья молча стоят.

И такая везде красота…

Посмотри: они будто спят.

Только нужно чуть-чуть подождать…

Скоро сможешь и ты поспать…

2. Не слышно птиц в лесу, ни одной…

Вершины деревьев молчат.

Скоро будет и твой выходной,

Только нужно еще подождать.

3. Расскажи мне про тишину,

Про то, как птицы молчат.

Это все недоступно уму.

Об этом только деревья шумят.

Расскажи, почему ты устал,

Где ходили ноги твои?

Но вот наконец день настал –

Отдохни и спокойно усни.

4. Тишина в лесу, ни звука,

Птицы больше не поют,

Странник, отдохни у дуба.

Даже если где-то ждут…

Таким образом, во всех представленных вариантах перевода стихотворения И.В. Гете «Wanderers Nachtlied» в целом прослеживается авторский замысел. Мы полагаем, что подобная работа позволяет студентам встретиться со словом в его эстетической функции, позволяет развивать у обучающихся чувство языка.

После работы над стихотворением «Wanderers Nachtlied» можно переходить к более сложным текстам («Erlkönig», «Heidenröslein»).

Перевод на уроках родного языка предполагает для обучающегося – возможность творческого подхода к фонетическим, лексическим, грамматическим и стилистическим средствам языка, для преподавателя – возможность прогнозировать грамматические и речевые ситуации в переводных текстах своих учеников, так как выбор лексических средств в данном виде работы ограничен по сравнению с сочинением или даже изложением.

Критериями оценки творческого перевода могут служить следующие умения: обучающийся умеет использовать при переводе наиболее точные лексические соответствия; видит слово в контексте; умеет выдержать стиль и экспрессивную окраску, абсолютно верно при этом отражая замысел автора; способен грамотно построить переведенный текст в соответствии с нормами русского языка.


Библиографическая ссылка

Артеменко Н.А. ФОРМИРОВАНИЕ У СТУДЕНТОВ ЛИТЕРАТУРНЫХ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ В ПРОЦЕССЕ ПЕРЕВОДА СВЯЗНОГО ТЕКСТА НА ЗАНЯТИЯХ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ // Современные наукоемкие технологии. – 2016. – № 12-3. – С. 562-566;
URL: https://top-technologies.ru/ru/article/view?id=36527 (дата обращения: 27.02.2024).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1,674