Научный журнал
Современные наукоемкие технологии
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

МУЗЫКАЛЬНОЕ СОЧИНИТЕЛЬСТВО КАК ПРОФИЛАКТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ ПЕДАГОГА-ДЕФЕКТОЛОГА

Евтушенко И.В. 1 Казючиц М.И. 1 Чернышкова Е.В. 2
1 ФГБОУ ВО «Московский педагогический государственный университет»
2 ГКОУ «Волгоградская школа-интернат № 7»
В статье раскрывается важность использования музыкального сочинительства, как технологии психотерапии творческим самовыражением, представляющего собой мощный фактор профилактики профессиональной деформации личности педагога-дефектолога в современных условиях. Авторы считают, что среди специалистов, отнесенных к «группе риска» и работающих с детьми, особое место отводится педагогам-дефектологам (учитель-логопед, олигофренопедагог, сурдопедагог, тифлопедагог и др.), включенным в длительное по времени, пролонгированное эмоционально насыщенное общение. Без должной рефлексии, как адекватной самооценки собственных действий и эмоциональных состояний, педагоги, работающие с детьми с ограниченными возможностями здоровья, чаще других переживают возникновение синдрома «выгорания». В статье выделены основные методологические подходы, повышающие стрессоустойчивость педагога-дефектолога. Реализация потребности в творческом самовыражении помогает учителю музыки, музыкальному руководителю специальной (коррекционной) школы обогатить свой внутренний мир, обеспечить безопасность своего личного пространства и сохранить собственный психологический суверенитет. Этому способствует, как правило, процесс совместной с другими авторами творческой работы, общение с интересными людьми, теплое, искреннее, доброе, доверительное общение, взаимопонимание, положительные эмоции, единство взглядов на творчество; единение с природой позволяет восстановить энергетический потенциал и равновесие.
музыкальное сочинительство
профилактика
профессиональная деформация
педагог-дефектолог
1. Дистанционное образование: педагогу о школьниках с ограниченными возможностями здоровья / Евтушенко И.В., Жигорева М.В., Левченко И.Ю. и др. – М., 2013.
2. Евтушенко И.В. Использование регулятивной функции музыки в воспитании детей с легкой умственной отсталостью // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 6; URL: http://www.science-education.ru/113-10919 (дата обращения: 27.11.2013).
3. Евтушенко И.В. Методологические основы музыкального воспитания умственно отсталых школьников//Фундаментальные исследования. – 2013. – № 10 (часть 13). – С. 2963–2966.
4. Евтушенко И.В. Модель музыкального воспитания умственно отсталых школьников в системе специального образования // Межотраслевые подходы в организации обучения и воспитания лиц с ограниченными возможностями здоровья. – М., 2014. – С. 58–78.
5. Евтушенко И.В. Музыкальное воспитание умственно отсталых детей-сирот: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. – М., 2003.
6. Евтушенко И.В. Некоторые аспекты формирования нравственной культуры детей с интеллектуальным недоразвитием // Вестник Университета Российской академии образования. – 2008. – № 2 (40). – С. 113–115.
7. Евтушенко И.В. Перспективы подготовки студентов-дефектологов в условиях компетентностного подхода // Социально-гуманитарные знания. – 2012. – № 2. – С. 145–151.
8. Евтушенко И.В. Система работы по музыкальному воспитанию в специальных (коррекционных) школах-интернатах VIII вида // Вестник университета Российской академии образования. – 2007. – № 3 (37). – С. 58–60.
9. Евтушенко И.В., Плаксин П.А. Использование музыкально-эстрадного искусства в системе дополнительного образования школ-интернатов VIII вида // Коррекционная педагогика. – 2006. – № 5–6 (11–12). – С. 75–81.
10. Евтушенко И.В., Чернышкова Е.В. Формирование эстетической культуры глухих детей во внеурочной музыкально-ритмической деятельности // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 4; URL: http://www.science-education.ru/127-20873 (дата обращения: 28.07.2015).
11. Казючиц М.И., Евтушенко И.В. Использование современной авторской песни в музыкальном воспитании умственно отсталых обучающихся // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 5–5. – С. 790–794.
12. Олигофренопедагогика/ Алышева Т.В., Васенков Г.В., Воронкова В.В., Грошенков И.А., Евтушенко И.В. и др. – М., 2009.
13. Орлова О.С., Левченко И.Ю., Евтушенко И.В. Вопросы содержания профессионального стандарта «Педагог-дефектолог» // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 6; URL: http://www.science-education.ru/130-23294 (дата обращения: 30.11.2015).
14. Freudenberger H.J. Staff burn-out // Journal of Social Issues. – 1974. – Vol. 30, № 1. – P. 159–165.

Длительное выполнение профессиональных функций, часто сочетаемое с воздействием различных неблагоприятных факторов, обусловленных спецификой выполнения работы, оказывает деструктивное воздействие на психоэмоциональное самочувствие работников. Актуализация понятия «профессиональная деформация личности» объясняется изменением ее качеств (способов восприятия, ценностных предпочтений, моделей коммуникации и деятельности), формирующихся под негативным влиянием выполнения профессиональной роли. Профессиональная деформация личности, имеющая эпизодически-поверхностный, либо устойчиво-тотальный характер, проявляется в использовании профессиональных жаргонизмов, особых манерах поведения, предпочтениях, носящих позитивный или негативный характер. Благотворность влияния профессиональной активности может обнаруживаться в гуманистическом отношении к труду, окружающим людям, в накопленном практическом опыте, компетенциях, умении находить компромиссные решения, интересах и предпочтениях. Напротив, формальное, функциональное, потребительское и «технократическое» отношение к людям, по нашему мнению, является выражением отрицательных проявлений профессиональной деформации личности, что существенно препятствует осуществлению профессиональной деятельности в области «человек-человек».

Показатель профессиональной деформации, связанный с изменениями в эмоциональной сфере, получивший определение «выгорание» («сгорание»), был предложен англо-американскими исследователями (Freudenberger H.J.; Maslach C.). Они обратили внимание на факты изменения стиля взаимодействия с окружающими людьми во время обыденной, рутинной, повседневной деятельности отдельными специалистами, как это наблюдалось в экстремальных, стрессогенных ситуациях. Причинами данного состояния выступали запредельное нервно-психическое и психологическое истощение. Особенно быстро и заметно оно возникало при чрезмерной эмоциональной перегрузке у специалистов, деятельность которых связана с постоянной коммуникацией с другими, часто посторонними или малознакомыми людьми [12].

Особая уязвимость для «выгорания» была установлена у сотрудников правоохранительных органов, актеров, психотерапевтов, педагогов, врачей, в функционал которых входила необходимость осуществления корректного и уважительного общения с потребителями различного рода услуг. Кроме наличия профессиональных компетенций, специалистам необходимы такие личностные качества, как собственное обаяние, обходительность, учтивость, эмпатия, сопереживание, что позволяет относиться к ним, как к своеобразным «эмоциональным донорам». Детерминированность и интенсивность межличностного общения выступают негативными факторами профессиональных рисков и вредностей. Пренебрежение современных работодателей к созданию специального охранительного режима на производстве с учетом психогигиенических требований вызывает стремительную, часто необратимую истощаемость и невротизацию работников.

Среди специалистов, отнесенных к «группе риска» и работающих с детьми, особое место отводится педагогам-дефектологам (учитель-логопед, олигофренопедагог, сурдопедагог, тифлопедагог и др.), включенным в длительное по времени, пролонгированное эмоционально насыщенное общение. Без должной рефлексии, как адекватной самооценки собственных действий и эмоциональных состояний, педагоги, работающие с детьми с ограниченными возможностями здоровья, чаще других переживают возникновение синдрома «выгорания». В данном случае проявлениями профессиональной деформации выступают: эмоциональное истощение, психосоматические заболевания, негативные чувства по отношению к обучающимся, раздражительность, отрицательная оценка выбранной специальности, неудовлетворенность в достижении положительного результата, пессимизм, употребление психоактивных препаратов (алкоголь, кофе, табак и др.), нарушения пищевого поведения, сна, повышение конфликтной готовности и агрессивности, возникновение беспричинного чувства вины.

Современными факторами, повышающими риск возникновения синдрома «выгорания», можно назвать: неочевидность профессионального роста и построения карьеры, отсутствие академических свобод и творческой автономии, мелочный и тотальный контроль со стороны как руководства образовательных организаций, так и органов управления образованием, связанный с недостаточным доверием; наличие хронического стресса, заключающегося в частичном или полном непонимании своей роли в принятии организационных решений, связанных с размытостью трудовых функций (ролевая неопределенность).

В общем контексте проблем педагогической деятельности важное место занимает проблема повышения стрессоустойчивости и эмоциональной устойчивости учителя-дефектолога, поскольку трудовые функции учителя-дефектолога требуют значительного потенциала самообладания и самовосстановления.

Разрабатываемые в других странах многочисленные методы профилактики «выгорания» направлены, прежде всего, на его замедление, предупреждение так называемого «стресса жизни». Но при этом недооценивается, что в экстремальных условиях стрессовые нарушения общения могут проявляться и положительным образом. Вот поэтому наблюдаемый при производственной перегрузке у одних личностей синдром «выгорания» у других личностей, находящихся в равных стрессогенных условиях, проявляется в трудовом энтузиазме, подкрепляемом убежденностью, что люди, общество нуждаются именно в тебе; чувстве, что твои усилия оценены окружающими, не столько в материальном, сколько в моральном аспекте.

«Выгорания» не возникает, если общество, коллектив и семья поддерживают в человеке веру в себя, в то, что, несмотря на трудные «времена», условия жизни и работы, он сможет держать себя достойно. Но главным, конечно, является предоставление возможности «выгорающему» отдохнуть «телом и душой».

Наш практический опыт работы в специальных (коррекционных) школах свидетельствует о том, что обращение к сочинительству авторской песни выступает действенным способом профилактики профессиональной деформации личности педагога-дефектолога.

Реализация потребности в творческом самовыражении помогает учителю музыки, музыкальному руководителю, учителю музыкально-ритмических занятий специальной (коррекционной) школы обогатить свой внутренний мир, обеспечить безопасность своего личного пространства и сохранить собственный психологический суверенитет. Этому способствует, как правило, процесс совместной с другими авторами творческой работы, общение с интересными людьми, теплое, искреннее, доброе, доверительное общение, взаимопонимание, положительные эмоции, единство взглядов на творчество; единение с природой позволяет восстановить энергетический потенциал и равновесие.

Так, в авторской песне «В обойме жизни» (слова и музыка М. Казючиц) ключевыми словами являются («главное правило помни», «будь в обойме жизни всегда», «крепость силы воли», «устоять под натиском напора») – дают полное представление о совершенствовании своего внутреннего мира, т.к. учитель-дефектолог современной коррекционной школы должен быть сам организованной личностью. Прививая воспитанникам оптимистические чувства, мы стремимся к тому, чтобы они, выходя во взрослую жизнь в социуме, не растерялись, проявляя беспомощность, – твердость духа – вот главное условие в утверждении себя как личности в жизни («стон в груди зажми», «зубы стисни и крепись», «придет победы час»). Стихотворный рисунок текста в сопровождении бодрой, решительной, стремительной музыки, исполняемой под ритмичный («строчащий») аккомпанемент, передает живой пульс времени.

К красоте русской природы обращались многие великие отечественные поэты, композиторы, художники. Для того чтобы донести богатство, неповторимость природы обучающимся с ограниченными возможностями здоровья, педагогу самому необходимо проникнуться ее красотой и выразить собственные чувства в авторской песне. Пример этому авторская песня «Рыжий листопад» (слова и музыка М. Казючиц), где ключевые слова («рыжий листопад», «рыжий листопад на ветру кружится», «рыжий листопад в окно стучится», «покружиться в вальсе», «приглашает нас на бал», «осенний бал», «приятен пряный запах осенней листвы», «природа дарит нам», «приятна прогулка в осеннем лесу») передают красоту и неповторимую легкость осеннего листопада – удивительного явления природы, когда кажется, что вихрь осенней листвы с порывом ветра может поднять и унести, как птицу в теплые края: «птицы в небо вспорхнули», «улетели на юг», а прекрасный осенний лес эмоционально подпитывает нас богатством осенних красок: «как приятна прогулка в осеннем лесу», «природа дарит свою красу», «приятен пряный запах осенней листвы», и мелодия возникает вместе со стихами, являясь естественным сопровождением и продолжением стихотворной мысли, передавая наглядный образ листопада, как будто это явление природы – живой, добрый, веселый и умный зверек. Рисунок мелодии также передает непосредственность рыжего листопада, его неугомонный и веселый нрав. Поэтому мелодия, особенно припева, например, строится на многократном повторении одного короткого, запоминающегося мотива с небольшими вариациями в подвижном темпе.

Как известно, авторское мастерство приходит с опытом, а его совершенствование необходимо педагогу постоянно, и в быстротечности времени хочется продлить момент осознания собственного места в жизни. Об этом авторская песня «Мои года» (слова и музыка М. Казючиц), которая написана как разговор-беседа о жизни: ключевые слова: «как листки календаря», «улетают лучшие года», «гляжу им нежно вслед», «не все сказала», «не все понять смогла», «не спешите, мои лучшие года» – настраивают на размышление человека вслух с мелодией, являющейся неотъемлемой частью внутреннего состояния автора. Мысли излагаются просто и ясно в спокойном стихотворном рисунке. Мелодия возникает одновременно со стихами и является их естественным сопровождением, основой стихов. По стихотворному тексту неторопливо льется мелодия в спокойном темпе, помогая доверительной беседе, разговору со слушателем.

Следует отметить, что во время чтения стихов других поэтов, наступает потребность выбора из множества произведений тех, которые хочется спеть, и мелодия возникает сама собой. Это и является определяющим фактором подбора стихотворной составляющей будущей песни. В тексте стихотворения невольно находишь основные ключевые слова, на которых акцентируешь свое внимание, которые являются связующим звеном при оформлении мелодии, обрамляющей стихи и проникающей в их суть.

В стремлении принести пользу в развитии обучающихся с ограниченными возможностями здоровья в специальной (коррекционной) школе педагогу-дефектологу необходимо постоянно находится в поиске инновационного содержания образования, так родилось творческое взаимодействие с подмосковным поэтическим сообществом «Русич». С поэтом, военным хирургом В.С. Баранчеевым мы познакомились в Пушкинской специальной (коррекционной) школе-интернате VIII вида Московской области, когда поэт был приглашен к детям рассказать о своем жизненном пути, о тяготах Великой Отечественной войны, как он оперировал бойцов вблизи передовой в тяжелых условиях боевых сражений за Родину, о своем увлечении поэзией и прочитать детям свои стихи. Обучающимся он подарил сборники своих стихов, и к следующему его приходу они исполнили ему две песни на его стихи: песни «Знамя 13-й Гвардейской дивизии» и «Ну что сказать вам, ветераны» (слова В. Баранчеева, музыка М. Казючиц [11]). Ветеран В.С. Баранчеев, испытав сильное эмоциональное волнение, после прослушанных собственных стихов в песенном исполнении, предложил творческий союз и сотрудничество с коллективом школы. Данная позиция внешнего автора была особо ценна, поскольку патриотическое воспитание является составной частью воспитательной работы в специальной (коррекционной) школе.

Мелодия песни «Знамя 13-й Гвардейской дивизии» изображает основное эмоциональное состояние стихов, которые передают мысли сильных духом фронтовиков, не привыкших отступать перед врагом. Вся сила духа, непреклонность, страсть непокоренной души в этих стихах привлекает внимание своей прямой, искренней простотой, напором походной песни. В песне «Ну что сказать вам, ветераны» стихи раскрывают самые добрые, сильные чувства поэта-ветерана к своим погибшим товарищам, с которыми он сражался рука об руку за Родину. Сдержанно-спокойная мелодия, с взволнованным подъемом в ритме марша в центральной части повествования, возникает в процессе чтения стихов и проникает в их содержание.

В сборнике стихов поэта В. Степанова «Станция Лось» внимание привлекают несколько стихов для детей, среди них «Кони», «Снег пошел», своим необыкновенным лиризмом, мягкой тональностью выражения слова. Стихи помогают раскрыть внутреннее состояние покоя в природе и окружающем нас живом мире, о чем мы постоянно говорим с обучающимися и на что они активно реагируют (общение с животными), здесь кони сравниваются с детьми, с их хрупкими детскими переживаниями. Это состояние-призыв, любить все живое, сохранение бережного отношения к нему, мы старались донести до обучающихся, а стихи поэта со спокойной, убаюкивающей мелодией, переходящей в страстное звучание в середине, помогают нам сделать этот процесс эмоционально более насыщенным. Мелодия возникает по стихотворному рисунку сразу. Простая в изложении, в спокойном темпе, взволнованная в середине, она доходчиво передает своим звучанием гармоничное единение животных и природы.

В песне «Снег пошел» мягкая лирика стихов привлекла наше внимание возможностью написания мелодии по характеру схожей с колыбельной песней. Стихи, в которых отожествление снега с живым, игривым котенком, играть с которым так любят все дети, уже несут в себе музыкальный подтекст, и колыбельная музыка, созвучная спокойным тихим, добрым стихам звучит мягко, напевно и рисует умиротворяющую картину заснеженного поселка. Мелодия возникла сразу в ходе чтения стихов – светлая, воздушная, передающая легкую плавность движения. Эти песни мы исполнили самому поэту В. Степанову, когда он был приглашен в нашу школу-интернат и читал свои стихи детям. В. Степанову очень понравились песни на его стихи, и он с благодарностью выразил пожелание совместного сотрудничества, тем более, что, как выяснилось в ходе беседы, он по первому образованию педагог-дефектолог. У нас было еще несколько совместных песен, и, когда поэт приходил на встречу с нашими воспитанниками, мы с радостью исполняли собственные песни на его стихи, что неизменно тепло встречалось.

Процесс сочинительства или подбора стихов зависит от эмоциональной близости сопереживания автором конкретного жизненного события. Это то состояние творческого унисона, когда метро-ритм определенного стихотворения проникает в биоритмы и мысли композитора, впечатления жизни облачаются в рифму и отношение к действительности происходит в стихотворной форме, подкрепленной мелодией, которая возникает и является естественным обрамлением и продолжением стихотворения, не нарушая его стихотворной архитектоники. Авторская песня или песня на стихи поэтов создается как результат сильного эмоционального переживания от впечатлений, полученных от восприятия стихотворных произведений или событий из жизни, что приводит к катарсическому эффекту, препятствует возникновению негативных состояний, вызывающих профессиональную деформацию личности педагога-дефектолога.


Библиографическая ссылка

Евтушенко И.В., Казючиц М.И., Чернышкова Е.В. МУЗЫКАЛЬНОЕ СОЧИНИТЕЛЬСТВО КАК ПРОФИЛАКТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ ПЕДАГОГА-ДЕФЕКТОЛОГА // Современные наукоемкие технологии. – 2016. – № 8-1. – С. 111-115;
URL: https://top-technologies.ru/ru/article/view?id=36113 (дата обращения: 22.05.2024).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1,674