Scientific journal
Modern high technologies
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,969

ABOUT AN ASSESSMENT OF AN EXPORT POTENTIAL OF NOT NUCLEAR SUBMARINES

Romanov A.D. 1 Chernyshov E.A. 1 Romanova E.D. 1
1 The Nizhny Novgorod state technical university of R.E.Alekseev
Неатомные подводные лодки - основной вид продукции на международном рынке подводной техники в настоящее время. В статье представлен обзор международного рынка неатомных ПЛ, его особенностей на современном этапе. Приведены программы различных стран по закупке неатомных подводных лодок.
Not nuclear submarines - a main type of production in the international market of underwater equipment now. The review of the international market of not nuclear submarines, its features is presented in article at the present stage. Programs of various countries for purchase of not nuclear submarines are provided.
not nuclear submarine
power installation
cost

С окончанием «холодной войны» гонка вооружений не закончилась, а перешла в новую плоскость. Применительно к подводным лодкам (ПЛ) стали важны не количество стратегических ракетоносцев, способных несколько раз уничтожить превентивным или ответным ударом противника, и не многоцелевые атомные подводные лодки контролирующих океаны, атакующие и защищающие авианосные группировки. Причем, в настоящее время концепция «дуэльной ситуации», при которой ПЛ должна уничтожить ПЛ противника, не совсем состоятельна, поскольку дуэль двух ПЛ является лишь одним, и весьма маловероятным, сценарием. ПЛ оптимизируемая под этот сценарий, удаляется от оптимума по другим возможным сценариям [1].

В настоящее время, с учетом явного превосходства сил и средств одной из сторон, на смену стратегии «флот против флота» приходит стратегия «флот против берега». И в этих условиях для ряда стран становится крайне актуально развитие в своих флотах неатомных подводных лодок, недорогих по стоимости и экономичных в эксплуатации, которые могут позволить малому военно-морскому флоту эффективно оборонять национальные воды. Можно привести ряд примеров: ПЛ Walrus на международных учениях JTFEX-99 удалось сфотографировать вблизи корабли американской авианосной ударной группировки (АУГ). В 2005 году на учениях Joint Task Force Exercise 06-2 ПЛ Gotland смогла пройти необнаруженной внутрь ордера АУГ с USS Ronald Reagan (CVN-76). В марте 2010 года в Желтом море торпеда, вероятно выпущенная одной из северо-корейских ПЛ, потопила южно-корейский корвет типа Pohang, обладавший противолодочным вооружением.

В связи с этим интенсивно развивается строительство неатомных подводных лодок, в том числе с воздухонезависимой энергетичекой установкой (ВНЭУ) [2]. Основные причины этого – значительно большая стоимость атомных подводных лодок (АПЛ), экологические угрозы, возникающие при эксплуатации АПЛ в мирное время, политическое неприятие рядом стран кораблей с ядерной энергетикой.

Скрытность действия ПЛ с ВНЭУ достигла уровня АПЛ, а их эффективность в условиях мелководья часто выше. В целом, скрытность - это главное качество ПЛ, скрытность фактически оправдывает существование, это связано с повышенной уязвимостью ПЛ после обнаружения [3]. Причем, скрытность ПЛ вышла на новый уровень – шумность практически всех ПЛ в настоящее время сравнима или ниже естественных шумов моря, магнитное и тепловое поля резко уменьшены. Для обнаружения ПЛ применяются соответствующие датчики изменения в естественном фоне среды, которые вызываются присутствием ПЛ более двух десятков разных физических полей и вызываемых действиями лодки явлений: повышение гидростатического давления, вследствие прохождения ПЛ, сейсмические датчики по колебаниям морского дна, освещенность подводного дна, магнитное поле, гравитационное поле Земли, системы обнаружения волнового следа лодки и др.

В тактическом плане применение неатомные ПЛ наиболее целесообразно в мелководных закрытых районах, именно поэтому повышенный интерес к данному классу ПЛ проявляют страны Юго-Восточной Азии, Тихоокеанского региона, Ближнего Востока, Латинской Америки, Средиземноморья и Индийского океана. Главными импортерами ПЛ являются Индия, Китай, Турция, Южная Корея, Греция, Пакистан, Австралия, Израиль [4].

В отечественной и зарубежной литературе приводится много теоретических разработок по вопросам определения стоимостей ПЛ и формирования контрактов. Все цифры носят оценочный характер и могут в значительной степени зависеть от политической ситуации, а не от реальной стоимости производства. В качестве примера можно привести поставку ПЛ пр. Dolphin Израилю или оффшорная программа строительства пр. 207. Поэтому каждый контракт это уникальное, специально для данного случая предложение, не подлежащая простому сравнению с другими аналогами. Причем кроме самой стоимости ПЛ важны затраты на эксплуатацию, работы по сервисному обслуживанию, ремонту, закупке запчастей в течение жизненного цикла, обучению персонала и др. В качестве примера можно привести запрос о предложениях (RFP) в рамках тендера «Project-75I», конкурс на поставку для Королевских ВМС Австралии 12 ПЛ по программе SEA 1000, или контракт на $1,8 млрд., по которому Россия поставит для ВМС Вьетнама 6 ПЛ пр. 636, причем в рамках контракта Россия проведет обучение вьетнамских подводников и обустроит базу для обслуживания ПЛ.

В настоящее время более 30 стран имеют в составе своих ВМС ПЛ с неатомными ЭУ. Однако, научно-техническим и промышленным потенциалом для проектирования и строительства ПЛ обладают порядка 10 стран. При этом главными экспортерами (по заключенным сделкам) являются Германия (ThyssenKrupp Marine Systems, которая владеет также шведской фирмой Kockums), Россия (Рособоронэкспорт), Франция (Direction des Constructions Navales).

Рынок потенциальных контрактов до 2020 года оценивается в 65-125 кораблей для 32 стран. Например, аналитики журнала Forecast International прогнозируют постройку в период до 2020 годы более 110 подводных лодок при средней стоимости одной лодки в 960 млн долларов. Голландская консалтинговая компания ASDReports прогнозирует, что до 2022 года будет поставлено 154 подводные лодки, включая атомные, на общую сумму 186,3 млрд долл. Данный прогноз основывается на том, что в период 1960-1990 гг. Германией и СССР интенсивно строились и экспортировались в значительном количестве немецкие ПЛ типа 209 и советские пр. 641 и 633. В настоящее время эти ПЛ входят в состав более 30 флотов зарубежных стран. Учитывая, что срок службы оценивается в 30 лет, можно ожидать, что большинство вышеперечисленных стран будут приобретать новые ПЛ вместо устаревших подводных лодок, исчерпавших свой ресурс. Кроме того подводными флотами планируют оснастить свои ВМС Таиланд, Объединенные Арабские Эмираты, Филиппины, Бангладеш и др. Достаточно высокая стоимость свидетельствует о растущей сложности современной ПЛ. В качестве примера можно привести корпорацию Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering, которая 26 декабря 2012 года получила контракт министерства обороны Южной Кореи cтоимостью 1,56 млрд долл на строительство для ВМС страны двух неатомных подводных лодок национального проекта KSS-III (Jangbogo III). Средняя стоимость неатомной подводной лодки в 2006 – 2009 году составила порядка 290 млн долл, в 2010 – 2013 уже более 420 млн долл. В 2006-2009 годах средняя мировая потребность в новых НАПЛ составила четыре единицы в год. В 2010-2013 годах ежегодная потребность составит 5,5 единицы, что свидетельствует о росте спроса на рынке новых неатомных ПЛ [5-7].

ПЛ поставляемые на экспорт могут значительно отличаться от ПЛ того же проекта поставляемым собственным ВМФ. В зависимости от возможностей заказчика предусматриваются самые разные варианты сотрудничества – от сборки из материалов и комплектующих, поставляемых фирмой-разработчиком до участия на всем этапе создания, начиная с разработки концепции ПЛ. Примерами могут являться немецкие проекты которые оснащены комплексами компаний Нидерландов, Франции, Норвегии и др. ПЛ по немецким проектам строятся в Греции, Южной Кореи, Турции. Российские 877ЭКМ/636 оснащаются аккумуляторами Hagen, генераторами MTU, индийскими системами связи и ГАК. На австралийских Collins установлены американские и французские комплексы [4].

ThyssenKrupp Marine Systems - основной производитель неатомных ПЛ поставляемых на экспорт за последние 20 лет. Только ПЛ пр. 209 поставлено на экспорт более 67 ед. ThyssenKrupp Marine включает в себя Howaldtswerke-Deutsche Werft (HDW), Шведский Kockums, Греческий Hellenic Shipyards и др. Требования внешнего рынка нашли свое отражение в реализации на ПЛ пр. 209, в реализации этого проекта принимал участие консорциум German Submarine Consortium (GSC). Причем современный проект с ВНЭУ на базе электрохимического генератора (ЭХГ): 209PN или модернизация ПЛ пр. 209, включающий врезку дополнительной секции корпуса с ЭХГ, например ПЛ «Okeanos» в рамках программы «Neptune II». По эффективности значительно превосходит «классический» пр. 209 и сравним с новыми ПЛ пр. 212/214.

В конце 2013 года Сингапур объявил о заключении контракта с немецкой компанией ThyssenKrupp Marine Systems на закупку двух новых подводных лодок пр. 218SG. Контракт включает подготовку экипажей в Германии. Предположительно покупка могла обойтись Сингапуру в 2,8 миллиарда евро. Тип воздухонезависимой энергоустановки не сообщается, но так как настоящее время в составе ВМФ Сингапура находятся ПЛ «Archer/Hälsingland» и «Swordsman/Västergötland», которые были построены компанией «Kockums» и в 1987-1988 гг. и входили в боевой состав ВМС Швеции, но в 2005 году после модернизации компанией «Kockums», включавшей оснащение воздухонезависимой силовой установкой, подлодки вошли в боевой состав ВМС Сингапура. Поэтому не исключено, что ПЛ пр. 218SG будут также оснащены ВНЭУ на основе двигателей Стирлинга. АСБУ будет разрабатываться сингапурской компанией ST Electronics совместно с немецкой Atlas Elektronik.

Россия, в настоящее время компания Рособоронэкспорт, поставила на экспорт более 28 ПЛ пр. 877ЭКМ, 636 и их модификаций. Средняя стоимость составила порядка 370 млн. долл. Причем, отдельная строка это ремонт ПЛ и модернизация для применения ПКР Club. Причем если в 2004 году в структуре продаж военной техники ФГУП «Рособоронэкспорт» до 60% занимало авиационное вооружение, то в 2005 году этот баланс изменился в сторону продукции для военно-морских сил. Причем более половины этой суммы пришлось на поставку и ремонт неатомных подводных лодок. Но ПЛ пр. 877/636 не оборудуются ВНЭУ и их дальнейшие экспортный потенциал ограничен.

В настоящее время Франция не разрабатывает неатомные ПЛ для своих ВМФ, но Direction des Constructions Navales активно предлагает на рынок оснащенные ВНЭУ MESMA ПЛ пр. Agosta-90B и Scorpene. Головная ПЛ пр. Agosta-90В для ВМС Пакистана была построена в Шербуре, там же началась постройка 2-й ПЛ, которая достраивалась уже в Карачи на верфях Pakistan Naval Dockyard (PND). В 2009 году компания заключила контракт на постройку пяти подводных лодок Scorpene для Бразилии в г. Итагуаи в рамках реализации бразильской программы подводного кораблестроения PROSUB (PROgrama de SUBmarinos). Строительство лодок будет вестись совместным предприятием Itaguai Construcoes Navais SA. В настоящее время в Бразилии идет строительство верфи для производства подводных лодок (Metal Structures Manufacturing Unit). Стоимость контракта на строительсво 6 ПЛ Scorpene для Индии составляет 4,2 млрд долл.

Неатомные ПЛ для собственных ВМФ создаются в Японии и Китае. Также возможен выход на этот рынок других компаний, например BMT Defence Services (Англия), RDM (Нидерланды), Китай и др. Кроме того турецкая компания Savunma Teknolojileri Muhendislik ve Ticaret A.S., которой ThyssenKrupp Marine Systems передал лицензию на строительство ПЛ пр. 209, самостоятельно участвовала в тендере на поставку ПЛ для ВМС Индонезии. Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering также претендовала на победу в данном тендере. Теоретически контрольный пакет акций Hellenic Shipyards принадлежат компании Abu Dhabi MAR, поэтому не исключено появление новых игроков.

Отдельным сегментом являются подводные лодки и подводные средства движения сухого типа водоизмещением менее 1000 т (МПЛ). Информация по реальной численности МПЛ и их тактико-технических элементов весьма противоречивая [8]. Если по боевым МПЛ все же имеется некоторая информация, то по транспортным, создаваемым частным образом для криминального бизнеса, точная информация практически отсутствует. Ряд МПЛ имеют двойное назначение, например, разработаны туристические и исследовательские ПЛ. Проектированием и/или изготовлением занимаются ряд компаний: Cos.Mo.S. SpA, Fincantieri, Vogo, HDW, TSNW, MarItalia / GSE, DCNS, ЦКБ МТ «Рубин», СПМБМ «Малахит» и др. Можно привести ряд проектов: MG-130 AIP, Sang-O, MS-29 Yono, Viet P-4, IS-120 Ghadir.

Заключение

В ближайшие годы соперничество на рынке подводных лодок, несомненно, обострится. Судостроительной промышленности присуще высокая доля затрат живого труда, превышающая в среднем 40% стоимости продукции. Другая характерная особенность судостроительной промышленности – это развитая кооперация, обеспечивающая загрузку производственных мощностей в других отраслях промышленности. На одного работающего в судостроительной промышленности приходится около пяти занятых в смежных отраслях, а в сфере военного кораблестроения этот показатель еще выше. Это связано с тем, что современные боевые корабли оснащаются механизмами, оборудованием, оружием и вооружением, созданным с использованием последних достижений науки и на основе передовых технологий.

В качестве примера можно привести Францию, которая была разорена Второй мировой войной, затем приняла участие в ряде колониальных войн. Тем не менее Франции удалось независимо от других стран создать полный комплекс вооружений. Все французские корабли, включая атомные подводные лодки с МБР и авианосцы, были построены на французских верфях и несут французское вооружение. При этом в стране интенсивно развивалась рыночная экономика, неуклонно рос уровень жизни. Одной из причин этого являлось то, что в 1950–1990 годах примерно 60% оружия, производимого Францией, шло на экспорт. Англия – союзница Франции по НАТО, но наибольшие потери британский ВМФ в Фолклендской войне понес от оружия выпущенного во Франции.