Scientific journal
Modern high technologies
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,969

Цель работы заключалась в исследовании особенностей регуляции ритма сердца у девушек с различными типами телосложения.

Материал и методы.

В исследовании участвовали девушки 18-20 лет. У них по методике Хит-Картера оценивался соматотип. Были набраны три группы по 30 человек: эктоморфы, мезоморфы и эндоморфы. Девушки с промежуточными типами телосложения отсеивались. Для анализа сердечного ритма во временной и частотной области использовались десятиминутная регистрация электрокардиограммы (ЭКГ) («KARD», «Медицинские компьютерные системы», Москва) и холтеровское мониторирование ЭКГ («Кардиотехника-4000», ИНКАРТ, С.-Петербург). Оценивались следующие показатели: частота сердечных сокращений (ЧСС (уд./мин)), RMSSD (мс) - стандартное отклонение различий между продолжительностью соседних синусовых интервалов, SDNN (мс) - стандартное отклонение от средней длительности всех синусовых интервалов, tp (мс2) - общая мощность спектра ритма сердца, VLF (мс2) - мощность в сверхнизкочастотном диапазоне 0,00-0,04 Гц, LF (мс2) - мощность в низкочастотном диапазоне 0,04-0,15 Гц, HF (мс2) - мощность в высокочастотном диапазоне 0,15-0,4 Гц.

Результаты и их обсуждение.

Сравнение трех групп по данным анализа вариабельности сердечного ритма (ВСР) во время бодрствования показало, что в группе эктоморфов отмечалась более низкая ЧСС (66,5 уд./мин). У них же оказались самые высокие показатели SDNN (59,1±10,5 мс) и RMSSD (60,2±21,0 мс), отражающие общую активность регуляторных систем. О большей активности механизмов регуляции ритма сердца в этой группе свидетельствуют также значения общей мощности спектра и ее отдельных составляющих - VLF, LF, HF. У мезоморфов и эндоморфов ЧСС составила 79,7±8,0 и 77,3±7,2 уд./мин, SDNN - 32,0±7,5 и 37,8±8,5 мс, RMSSD - 31,3±9,0 и 33,6±9,7 мс соответственно. Во время сна достоверные различия по вышеперечисленным показателям сохранились только между эктоморфами и мезоморфами. ЧСС во время сна по сравнению с бодрствованием у всех девушек уменьшалась. SDNN и RMSSD у эндоморфов во сне достоверно увеличивались. У эктоморфов эти показатели не изменялись, а у мезоморфов отмечалось уменьшение RMSSD.

Полученные нами различия в регуляции сердечного ритма у девушек разных соматотипов, по-видимому, связаны с разным биохимическим статусом. Так, эктоморфы характеризуются низким уровнем липидов низкой плотности, триглицеридов и глюкозы, общего белка, высокой концентрацией щелочной фосфатазы в крови. У представителей мышечного типа повышенное содержание тестостерона, соматотропина, кортизола (А.И.Клиорин, В.П.Чтенцов, 1979; Е.Н.Хрисанфова, 1990; Р.Т.Katzmazyk et. al., 1998).