Scientific journal
Modern high technologies
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,969

1
1

Целью нашего исследования стало изучение соотношения типа личности (фемининного, маскулинного, андрогинного) и гендерных установок студенток вуза. В качестве испытуемых выступили 65 студенток первого и второго курсов Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета в возрасте 18-19 лет. В ходе обследованиябыли применены: опросник С. Бэм, позволяющий определить степень выраженности фемининных, маскулинных и андрогинных характеристик личности; тест незаконченных предложений «Я-женщина»; опросник для изучения гендерных стереотипов в семейных отношениях; методика изучения гендерных установок «Рисунок мужчины и женщины». Фемининный тип личности, понимаемый автором методики, как совокупность телесных, психических и поведенческих признаков, отличающих среднестатистическую женщину от мужчины (например, скромность, нежность, преданность, застенчивость, сострадание, умение сочувствовать, способность утешить, теплота, сердечность, мягкость, доверчивость, любовь к детям и т.п.), диагностирован у 13,8% студенток.Маскулинный тип личности, вобравший в себя представления и установки о том, какими качествами должен обладать мужчина (например,  независимость, напористость, склонность защищать свои взгляды, честолюбие, способность к лидерству, склонность к риску, аналитический склад ума,вера в себя, самодостаточность и т.п.)выявлен у 3,1% испытуемых.Андрогинный тип, свойственный наиболее адаптированным, приспособленным к общению и групповому взаимодействию лицам, обладающим гибким поведением и высокой самооценкой, что может быть следствиемтолерантного отношения родителей к их полоролевому поведению,обнаружен у 83,1% испытуемых. При этом осознают себя как соответствующих гендерному стереотипу женщины 100% девушек из первой группы и 70,4% из третьей. Нейтрально относятся к себе, т.е. плохо осознают или вытесняют собственные гендерные характеристики 29,6% андрогинных девушек и 100% маскулинных. Обнаружено также, что в семейных отношениях традиционно-патриархальный тип семьи, при котором муж является главой и обязанности супругов строго определены их полом, предпочитают 44,4% фемининных испытуемых, 100% маскулинных и 16,7% андрогинных. Соответственно, эгалитарный тип, где нет дифференциации по признаку пола, выбрали в качестве наиболее привлекательного 11,1% андрогинных студенток, а тип, в котором объединились обозначенные выше 2 варианта семейных отношений, – 55,6% фемининных испытуемых и 57,4% андрогинных. Интересно, что к нетрадиционному типу семьи, при котором жена – ее глава, обязанности мужчины и женщины противоположны традиционным, и к смешанному типу, объединившему все 3 гендерных стереотипа семейных отношений, тяготеет равное количество андрогинных испытуемых (по 7,4%). Очевидно, что испытуемые андрогинного типа личности способны более гибко, вариативно подойти к организации семейного взаимодействия, что вполне отвечает современным социальным тенденциям.

Анализ графических презентаций гендерных установок в отношении своего и противоположного пола позволил установить следующее. В группе студенток с фемининным типом личности в качестве приоритетных (по 22,2%) были названы установки «сотрудничество» (мужчины воспринимаются как субъекты деятельности, что в большей степени характерно для девушек с высоким уровнем притязаний, практичных, ориентированных на материальные ценности), «независимость» (характеризует испытуемых как интровертированных, сдержанных, недостаточно социально компетентных, психологически дистанцированных от противоположного пола) и «притяжение» (отражает высокую значимость гетеросексуальных отношений, эмоциональную притягательность лиц противоположного пола). Вторую позицию (по 11,1%) разделили следующие три установки: «опора» (символизирует единение, поддержку, что в большей степени свойственно студенткам из благополучных семей, не имеющих осложнений в сфере личных, интимных отношений), «изоляция» (формируется при наличии проблем в гетеро-сексуальной сфере) и «индифферентность» (указывает на недостаточно сформированное представление о типично мужском и типично женском). Для сравнения, в группе студенток с маскулинным типом личности репертуар гендерных установок ограничен двумя вариантами (по 50%): «независимость» и «агрессия» (мужчины воспринимаются как носителифизической угрозы, насилия, вражды, что может быть следствием травматического опыта девушек). Испытуемые с андрогинным типом личности имеют самый разнообразный набор гендерных установок в отношении представителей противоположного пола, при этом в качестве доминирующего (33,3%) выступает «притяжение», на втором месте – «индифферентность» (20,4%), на третьем –«независимость» (16,7%) и далее в порядке уменьшения значимости – «сотрудничество» (14,8%), «опора» (7,4%), «изоляция» и «агрессия» (по 3,7%). Полученные данные отражают современные социально-психологические тенденции и требуют дальнейшего изучения.