Scientific journal
Modern high technologies
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,021

1 1
1

Города стремительно разрастаются, поглощая живую природу, замещая её бетоном и асфальтом, превращая в каменные изваяния подобно Кащею Бессмертному из русской народной сказки. Согласно данным ООН, к 2007 году в городах проживало более половины населения мира, а к 2030 году прогнозируют, что в городах будет сосредоточено не менее 60 % жителей Земли [1]. Этот процесс необратим, поскольку города отражаются основные тренды мирового развития, аккумулируют ресурсы и становятся местом реализации возможностей и улучшения качества человеческого капитала.

После сотни тысяч лет мирного сосуществования с дикой природой Homo sapiens прочно обосновался в »каменных джунглях», несмотря на их переуплотненность, транспортный коллапс, гомогенные и агрессивные поля, пронзительное «одиночество индивидуума в толпе». Однако двойственность человеческой природы не позволяет ему окончательно срастись с железобетонными конструкциями. Стремление гуманизировать городскую среду выражается в создании разнообразных арт-объектов, цель которых – снять напряжение, психологически расслабить, вызвать улыбку, т.е. в конечном счёте оживить и разнообразить городской пейзаж. Эта задача успешно решается с помощью резных беседок и оград, чугунных юмористических скульптур, световых и голографических систем, декоративных фонарей и мостиков, трёхмерной графики на асфальте, фонтанов и интерактивных водных устройств. Отсутствие дистанции между арт-объектом и зрителем – пешеходом, туристом приглашает к контакту, способствует снижению коммуникативных барьеров. Всё перечисленное составляет элементы искусственной культуры. Чем более развивается техногенная среда, тем сильнее тяга горожан к атрибутам живой природы. При этом, к сожалению, «анимирование» городской среды ограничивается именно атрибутами.

Целью настоящей работы является исследование психологического воздействия на городских жителей объектов, имитирующих живую природу.

Дизайнеры соглашаются, что урбосреда воздействует на душу человека, на «дух места», на всё мировосприятие. Решению этой задачи в максимальной степени соответствует городская растительность, парковые и цветочные культуры, не только соответствующие городскому ландшафту, но и формирующие его. Сибирский климат создаёт сложности в озеленительной работе. Однако город расположен в лесной краю, который славится красотой тайги и лесостепной растительности. В то же время, в соответствии с азиатской и латиноамериканской модой, город летом покрывается узором цветочных клумб, многоэтажных подвесных вазонов и цветочных фигур, изображающих животных, среди которых лев, жираф, слон, петух и другие. Опрос, проведённый среди студентов аграрного университета, показал: более 60 % опрошенных хотели бы увидеть на улицах города топиарные фигуры в форме соболя, красного волка, белки, зайца и других обитателей Сибири. Нельзя считать правильным, что подрастающее поколение лучше знакомо с фауной Африки, чем собственного края.

Наиболее серьёзная проблема урбопсихологии видится в том, что городская среда активно насыщается не живыми, а искусственными объектами. Эти объекты, с одной стороны, стилизованы под живые прототипы, а с другой стороны, перегружены ненатуральными красивостями (пластмассовые цветки и плоды неестественных форм), которые формируют ассоциации скорее не с живым городом, а с некрополем. Именно такое впечатление возникает от взгляда на пластмассовые «бонсаи» с гирляндами загрязненных лампочек китайского производства, вызывающих обоснованные опасения в том, что выгорающая краска ускоряет формирование ядовитого смога и насыщает воздух смертельно опасными канцерогенами. При этом пластиковые «чучела деревьев» губительны не только для наших организма, но и для души человека. Как известно, «человек и окружающая его среда взаимно формируют друг друга» (Эдвард Т. Холл). Это означает, что подобный фон может формировать соответствующую психологию, убивающую живые человеческие чувства, культивирующую механистические, техногенные ассоциации.

Наполнение города живыми растениями не укладывается в рамки одноразовых мероприятий. Различные «декадники», «месячники» и »дни» озеленения, принесенные когда-то в нашу жизнь пролетарской революцией, сродни акциям, демонстрациям и декларациям. Живым растениям, как и человеку, нужна повседневная забота и уход. Они, как и все живые существа, нуждаются в воде и питании. Пожаловаться или попросить о помощи они не могут и гибнут на глазах у равнодушных горожан, которые, в свою очередь, испытывают дискомфорт от визуально агрессивной, «неэкологичной» окружающей среды, хотя, как показывают опросы студенческой и взрослой аудитории, переадресовывают претензии городскому озеленительному хозяйству или городским властям, которые, по их мнению, неэффективно осуществляют программу мэрии «Миллионному городу – миллион деревьев». Горожане забывают, что миллиону деревьев потребуется миллион заботливых рук – причем их собственных.

Давно известно: если ваша жизнь кажется вам совершенно беспросветной, для выхода из психологического «штопора» есть безотказный способ. Надо найти того, кому еще хуже, чем вам, и помочь ему. Забота, чувство долга, внимание, сострадание – это то, что наполняет душу человека, делает её живой. И наоборот: разгрузка себя от повседневных хлопот, черствость – делает человека равнодушными, т.е. убивает душу. Поэтому искусственные деревья, освобождая нас от забот и сверкая светодиодами, убивают душу городских жителей. Надо ли удивляться, что день ото дня мы сталкиваемся с проявлениями черствости, равнодушия, агрессии уже в отношениях между людьми?

В настоящее время центральную улицу города – проспект Мира – уже начали разгружать от пластиковых муляжей, размещая их на периферии города в местах с недостаточной освещённостью [3]. В то же время уличный опрос общественного мнения (n = 116) показал, что 54 % людей одобряли «пластмассовую культуру» и не понимали, «кому помешали светящиеся деревья» [3], хотя на фотографиях 25-летней давности видно, как центр города утопал в натуральной, а не пластмассовой, зелени. Это доказывает, насколько быстро технокультура омертвляет душу. Не случайно при конструировании урбопространства используют «метод точечной инъекции» [4], первоначальное значение которого – технология выращивания живых тканей в медицине. Дизайнеры городской среды имеют в виду, что новые узлы в городской ткани образуют новые связи, а они, в свою очередь, новые связи образуют новое наполнение. Однако именно таким образом ведут себя в живом организме раковые клетки. Точечные инъекции технокультуры, словно опухоль, разъедают и убивают душу человека. В бездуховном пространстве скорее всего задохнётся и сама технокультура.