Scientific journal
Modern high technologies
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,909

  Je voudrais parvenir au coeur

Des choses, en toutes...

Во всем мне хочется дойти

До самой сути...

Б. Пастернак.

В работе «О природе и языке» Н. Хомский задался вопросами: Что такое знание языка, как оно приобретается, какова связь между языком и культурой? [4]. Именно эти вопросы выходят на первый план в изучении языка: насколько близко устройство языка приближается к оптимальной реализации условий, которым должна отвечать система, для того, чтобы быть хоть как-то пригодной к употреблению [4]? И какова связь языка и культуры? Не случайно этой области исследования посвящены многие труды как отечественных, так и зарубежных лингвистов. Интересны исследования в таких научных областях как этнолингвистика, этнопсихология, социолингвистика. Эти науки тесно связаны с уже набирающей силой лингвокультурологией, которая рассматривается как прикладной аспект в процессе преподавания языка [1]. Отечественные ученые рассматривают данную область науки как:

  • комплексную область научного знания о взаимосвязи и взаимовлиянии языка и культуры (В.И. Карасик);
  • область, призванную описывать наиболее общие законо­мерности взаимообусловленности, взаимодействия языковой и культурной практики человека и общества (Хроленко А.Т.);
  • еще один аспект проблемы международного общения, который требует безотлагательного решения; имеется в виду проблема кросс-культурного взаимопонимания (В.А. Маслова) и т.д. Мы полагаем, что лингвокультурология - синтезирующая наука, использующая методы, операции, приложенные к анализу взаимосвязи языка и культуры.

В конце ХХ века сложились 4 научные школы в области лингвокультурологии:

  1. Школа лингвокультурологии Ю.С. Степанова, занимающая­ся описанием констант культуры в их диахроническом ас­пекте;
  2. Школа Н.Д. Арутюновой, исследующая универсальные тер­мины культуры, извлекаемые из текстов разных времен и на­родов (с позиции внешнего наблюдателя);
  3. Школа В.Н. Телии, занимающаяся лингвокультурологическим анализом фразеологизмов (с позиции рефлексии носи­теля живого языка);
  4. Школа лингвокультурологии, развивающая концепцию Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова.

Представленные школы ставили следующие цели и задачи:

  • Выявить место культуры в процессе образования языковых концептов.
  • Уточнить, в какой части значения языкового знака прикреп­ляются "культурные смыслы".
  • Выяснить, осознаются ли эти смыслы говорящим и слушаю­щим и как они влияют на речевые стратегии.
  • Определить реальное существование культурно-языковой компетенции носителя языка.
  • Описать концептосферу, а также дискурсы культуры, ориен­тированные на репрезентацию носителями одной культуры.
  • Систематизировать основные понятия данной науки, т.е. со­здать понятийный аппарат, который позволил бы анализиро­вать проблему взаимодействия языка и культуры в динамике, а также обеспечил бы взаимопонимание в пределах данной научной парадигмы - антропологической, или антропоцент­рической.

В начале ХХI века возникли еще две крупные лингвистические школы: Волгоградская научная школа, связанная с именем В.И.Карасика и Самарская научная школа, возглавляемая В.М. Савицким. Данные научные школы ставят перед собой задачи: выявить место культуры в процессе образования языковых концептов, выявить и описать концептосферы, лингвистические поля, дискурсы культуры и языка, ориентированные на репрезентацию носителями одной культуры.

Действительно, объект исследования многомерен. Это и язык, это и культура, это и человек, создающий культуру, но пользующийся языком не только как языком общения, но и языком, декодирующим культуру. [2] Да, язык - это самая естественная для культурологии область исследования, поскольку носителем языка является человек, а с человека, в свою очередь, начинается культура, к которой относится все, что «не природа», все, что создано человеком. Не случайно возникновение понятий «языковой человек», «языковая личность», которые отражают внутренний механизм связи языка и культуры именно через человека. Человек выступает в качестве фактора, регулирующего жизнеспособность. Формы существования и изменчивость слова; это и фактор, структурирующий языковой материал в пределах определенного отрезка лингвистического времени и формирующий соответствующие семантические комплексы и их варианты. Тем самым он несет в себе и генетическую структуру языка, и потенции ее изменчивости.

Язык - это сокровищница (лат. thesaurus) этнокультуры. Хотя на каждом этноязыке можно говорить о других этнокультурах, всё же каждый язык, в первую очередь, предназначен для информационного обеспечения и регуляции процессов родной ему культуры. За знаками языка стоят, прежде всего, феномены этой культуры. Чтобы правильно понимать речь на данном языке, необходимо отчетливо осознавать этноспецифику его единиц как в денотативно-сигнификативном, так и в коннотативном аспекте их семантики, а также располагать фоновыми знаниями, не закрепленными в значениях и внутренней форме языковых знаков, но позволяющими понимать высказывания и тексты, апеллирующие к этим знаниям.

С другой стороны, язык как явление, всегда в процессе постоянного развития, но процесс постоянного развития не характеризуется особой быстротой. В процессе истории происходят глобальные изменения как в самой структуре языка (грамматика, фонетика), так и в его философии.

Уже не одно столетие проблема соотношения языка и культуры занимает умы многих известных ученых, но по сегодняшний день этот вопрос остается дискуссионным: одни полагают, что язык относится к культуре как часть к целому, другие - что язык лишь форма выражения культуры, третьи - что язык не является ни формой, ни элементом культуры. В качестве примера можно привести слова двух крупнейших ученых, основателей американской и русской школ этнолингвистики. Так, по мнению Э. Сепира, "культуру можно определить как то, что данное общество делает и думает, язык же есть то, как думает" [3]. "Отношения между культурой и языком, - пишет Н. И. Толстой, - могут рассматриваться как отношения целого и его части. Язык может быть воспринят как компонент культуры или орудие культуры (что не одно и то же), в особенности когда речь идет о литературном языке или языке фольклора. Однако язык в то же время и автономен по отношению к культуре в целом, и его можно рассматривать отдельно от культуры (что и делается постоянно) или в сравнении с культурой как с равнозначным и равноправным феноменом" [3].

 Язык есть одновременно и продукт культуры, и ее важная составная часть, и условие существования культуры. Более того, это специфический способ существования культуры, фактор формирования культурных кодов.

Между тем отношения между языком и культурой могут рассматриваться как отношения части и целого. Язык может быть воспринят как компонент культуры и как ее орудие, что не является одним и тем же. Однако он в то же время автономен по отношению к культуре в целом и может рассматриваться как независимая, автономная семиотическая система, т.е. отдельно от культуры, что делается в традиционной лингвистике.

Очевидно, что если каждый носитель языка одновременно является и носителем культуры, то языковые знаки приобретают способность выполнять функцию знаков культуры и тем самым служат средством представления основных установок культуры. Именно поэтому язык способен отображать культурно-национальную ментальность его носителей.

Список литературы

  1. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание: Пер. с англ. - М .: Русские словари, 1997.
  2. Гашимов Э.А., Савицкий В.М. Лингвокультурный код. М.: Изд-во МГПУ, 2005.
  3. Гашимов Э.А. Лингвокультура и потребностный код. С.; Изд-во СФ ГОУ МГПУ, 2007.
  4. Хомский Ноам. О природе и языке. Пер. с англ. - М.: КомКнига, 2005.