Scientific journal
Modern high technologies
ISSN 1812-7320
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,969

Факторы развития ожирения имеют широкий диапазон и могут воздействовать как совместно, так и обособленно. Наиболее значимыми из них являются переедание и гиподинамия, которые приводят к формированию положительного энергетического баланса, а также генетическая предрасположенность, нарушения эндокринной системы, психические и эмоциональные расстройства, дисфункция гипоталамических центров голода/насыщения, нарушения пищевого поведения и др. Одним из факторов, участвующих в регуляции пищевого поведения является грелин - гормон пептидной природы, включающий 28 аминокислотных остатков, продуцируемый популяцией эндокринных клеток слизистой дна и антрального отдела желудка. Грелин по сути является «гормоном голода», составным компонентом системы краткосрочной регуляции голода, воздействует на аркуатные ядра гипоталамуса, контролирующие энергетический гомеостаз.

Цель. Изучить уровень грелина у женщин молодого возраста, страдающих ожирением

Материалы и методы. Обследовано 35 женщин в возрасте от 20 до 39 лет, средний возраст женщин составил 30,5±5,5 года. I группа (основная) - 24 пациентки с выраженным ожирением ИМТ 37,74±6,24 кг/м2, II группа (сравнения) - 11 женщин с нормальной массой тела. Проводилось клиническое обследование пациенток, оценка антропометрических показателей: рост, вес, объем талии (ОТ), объем бедер (ОБ) с вычислением коэффициента ОТ/ОБ. Определяли объем жировой ткани: общей (ОЖТ), висцеральной (ВЖТ) и подкожной (ПЖТ). Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывался по формуле ВОЗ (1997). Исследование уровня лептина, инсулина, эстрона, пролактина, тестостерона, кортизола крови проводилось на 5-6 день методом ИФА с использованием стандартного набора реактивов «DSL» (USA). Содержание грелина (70 исследований) определяли методом «конкурентного» ИФА с помощью стандартного набора для определения грелина фирмы «Phoenix Pharmaceuticals» (USA) в соответствии с прилагаемыми инструкциями. Уровень грелина в сыворотке крови оценивали натощак после 12-ти часового голодания и через 2 часа после пищевой нагрузки в среднем на 415 ккал. Уровень гликемии в сыворотке капиллярной крови определялся после 12-часового голодания на анализаторе «ЭКСАН-Г». Резистентность к инсулину выявляли методом оценки «минимальной модели» гомеостаза с определением показателя НОМА-R. Использовали голландский опросник DEBQ для выявления ограничительного, эмоциогенного и экстернального типов пищевого поведения. Статистическая обработка полученных результатов осуществлялась с применением пакета программ «STATISTICA for WINDOWS 5.0» с вычислением средней величины (М), среднего квадратичного отклонения (σ), непараметрического критерия Манна-Уитни. Исследование взаимосвязи между количественными признаками проводилось определением коэффициента ранговой корреляции Спирмена. Во всех случаях уровень значимости р принимали менее 0,05.

Результаты. Содержание грелина как натощак, так и после еды в обеих группах женщин статистически значимо не различалось. В I группе, также как и во II группе обследуемых уровень грелина натощак был достоверно ниже, чем после пищевой нагрузки (р=0,002 и р=0,017). Анализируя чувство голода выявлено, что пациентки с ожирением испытывали ощущение голода перед приемом пищи только в 1/3 случаев, в отличие от большинства женщин с нормальной массой тела (р=0,021). У женщин I группы отмечено статистически значимое отличие уровня грелина натощак в зависимости от степени тяжести ожирения с наиболее низким показателем при III степени - 106,4±2,74 нг/мл и более высоким при II степени ожирения - 113,2±1,53 нг/мл (р<0,001).

Пациентки основной группы были разделены на две подгруппы - соблюдающие гипокалорийную диету (n=14) и не придерживающиеся диеты (n=10). В подгруппе женщин с ожирением без соблюдения диеты состав пищи отличался повышенным количеством калорий и жиров. Содержание грелина натощак в подгруппе пациенток с ожирением, соблюдающих гипокалорийную диету, было статистически значимо выше, чем у женщин с ожирением без соблюдения диеты и составляло 112,19±2,73 и 109,57±3,47 нг/мл соответственно (р=0,049). Уровень грелина после пищевой нагрузки в обеих подгруппах не различался (р=0,874). В подгруппе пациенток с ожирением без соблюдения диеты значение грелина натощак было достоверно ниже, чем после еды - 109,57±3,47 и 113,81±3,48 нг/мл (р=0,014). Чувство голода перед едой испытывало 50% пациенток без диеты и 21,43% больных, соблюдающих диету (р=0,306). В I группе у женщин с ограничительным пищевым поведением уровень грелина натощак был достоверно ниже, чем при экстернальном типе пищевого поведения - 109,18±3,61 и 113,33±2,05 нг/мл (р=0,010), при этом содержание грелина после еды было значимо выше при ограничительном и не отличалось при экстернальном типе пищевого поведения (р=0,042 и р=0,472). Уровень постпрандиального грелина от типа пищевого поведения не зависел (р>0,05). В группе сравнения тенденция изменения грелина натощак и после еды сохранялась та же, но значимых отличий содержания грелина в зависимости от типа пищевого поведения не наблюдалось (р>0,05).

У пациенток с ожирением выявлена статистически значимая обратная корреляционная связь показателя НОМО-R и грелина натощак (r=-0,48, p=0,049), уровня постпрандиального грелина и количества употребляемых углеводов (r=-0,59, p=0,004); прямая корреляционная зависимость уровня постпрандиального грелина с инсулином, кортизолом, тестостероном натощак (p<0,05), в то время как корреляции между содержанием грелина натощак и данных гомонов не обнаружено (р>0,05). У пациенток I группы уровни лептина, инсулина, эстрона, тестостерона были достоверно выше, чем в группе сравнения (р<0,05), уровни ПРЛ и кортизола не отличались (р>0,05), однако значимой корреляции грелина и лептина, эстрона, ПРЛ не выявлено (р>0,05). У пациенток основной группы достоверной корреляции между содержанием грелина и основными антропометрическими показателями не отмечено (р>0,05). Однако, у женщин с абдоминальным типом ожирения (n=15) выявлена обратная корреляция между уровнем грелина натощак и ИМТ (r=-0,54, р=0,041), ОЖТ, ПЖТ, ВЖТ (р<0,05), а также постпрандиального грелина и коэффициентом ОТ/ОБ и ВЖТ (р<0,05); при глютеофеморальном ожирении (n=9) наблюдалась обратная корреляционная зависимость содержания грелина натощак и коэффициента ОТ/ОБ (r=-0,77, р=0,025).

В контрольной группе корреляционной зависимости уровня грелина и основных гормональных показателей и компонентов пищи не обнаружено (р>0,05), однако выявлена обратная корреляция содержания грелина натощак и ОТ, и прямая - постпрандиального грелина и ОБ (p<0,05).

У 11 женщин, страдающих ожирением и нарушением менструального цикла (НМЦ), содержание грелина было достоверно ниже, чем у 13 пациенток с ожирением без НМЦ, как натощак (р=0,026), так и через 2 часа после пищевой нагрузки (р=0,049), что, вероятно, может быть объяснено более выраженным абдоминальным типом ожирения в сочетании с инсулинорезистентностью у пациенток с НМЦ.

Выводы. Уровень грелина у женщин молодого возраста с ожирением зависит от степени ожирения, характера распределения жировой ткани, особенностей питания, типа пищевого поведения, наличия нарушений менструального цикла.